Главная > Блоги > «Красивая земля дарована земным…»

«Красивая земля дарована земным…»

поэт-символист, переводчик, эссеист, один из виднейших представителей русской поэзии Серебряного века.

Символистом можно только родиться.

***

Оттого писатели, поэты даже с большими

талантами не могут ничего поделать с искусством,

если они не крещены «огнём и духом» символизма.

Джон Рёскин

В музыкальную основу души смотрится Вечность...

***

Это великое счастье и великая душевная чистота —

быть одному.

***

Нужно быть беспощадным к себе.

Только тогда можно достичь чего-нибудь.

***

Я отдаюсь мгновению, и оно мне снова и снова открывает

свежие поляны. И вечно цветут мне новые цветы.

***

О цветы красоты! Вы с какой высоты?

***

Родные незабудки — единственная сказка.

***

Из всех былин желанней мне Россия...

***

Светишь мне Россия, только ты.

***

Но пусть пленителен богатый мир окрест.

Люблю я звёздную России снежной сказку

И лес, где лик берёз — венчальный лик невест.

Константин Бальмонт

Когда слушаешь Бальмонта — всегда слушаешь весну.

Александр Блок

Константин Бальмонт — поэт-символист, переводчик, эссеист, историк литературы. Бессменный певец Красоты, Любви, Света, Солнца, Весны. Вселенского Мироздания... Бессмертная лирика Поэта напоена гармоническим и мелодическим началом. Ведь недаром Бальмонта называли «Паганини русского стиха». Отрадно, что свыше 150 стихотворений поэта было положено на музыку композиторов — Рахманинова, Стравинского, Танеева, Прокофьева, Глиэра, Мясковского.

«Мир прекрасен ещё и потому, что есть возможность путешествовать», — сказал Евгений Осетров. Неутомимым путешественником был и Бальмонт. В 1912 году — поэт совершил грандиозное кругосветное путешествие. Особенно поразила его Индия. Бальмонт считал себя огнепоклонником... Обладателем индийского мышления, которое подвигло его написать следующие строки:

По Гималаями, чьи выси — в блеске рая,

Я понял яркость дум, среди долинной мглы;

Горела в темноте моя душа живая,

И людям я светил, костры им зажигая,

И Агни светлому слагал свои хвалы.

Великий романтик Константин Бальмонт родился в Гумнищах Шуйского уезда Владимирской области 16 июня в семье небогатого помещика. Большое влияние на развитие духовности мальчика оказала его мать. Женщина высокообразованная, она ввела Бальмонта в «мир музыки, словесности, истории, языкознания». Была первым критиком его стихов. Свою любовь к матери поэт запечатлел в лирическом откровении:

Мать веселия полна, Шутками прекрасна.

С ней всегда была весна Для зимы опасна...

«Ты чего там приуныл? Морщить лоб свой рано».

И смеётся, смех тот мил, Плещет фортепиано.

Знал я в ранних тех мечтах, Как без слов любовен

Храмовый ручьистый Бах, Вещий дуб Бетховен...

Детство мальчик провёл в деревне и на всю жизнь сохранил любовь к прелестному сельскому пейзажу. Поэт воспитывался на произведениях русской классики — Никитина, Кольцова, Лермонтова, Пушкина, Некрасова. Любил «Горные вершины» Лермонтова. С детства пристрастился к чтению. Не трогали отрока детские забавы. Охотно в тишине оставался он наедине с природой. «Мои первые шаги были шагами среди цветов и песнопений в отъединении нерушимом», — напишет Бальмонт. Поэт с детства не терпел несправедливость. Его сердце полно сотрадания к народу.

Хочу я усладить хоть чьё-нибудь страданье,

Хочу я отереть хотя одну слезу!

Тяга к знанию привела Бальмонта в стены Московского университета (юридический ф-тет), откуда он был отчислен за участие в студенческих беспорядках. На события 4 мая 1901 года у Казанского собора в Петербурге (избиение демонстрантов и убийство нескольких студентов) поэт ответил стихотворением «Маленький султан», написанным эзоповым языком.

По жизни Бальмонт преимущественно занимался самообразованием. Первый сборник стихотворений поэта не был успешен. Но для отчаяния нет места. Помогли Учители. Первым учителем в литературе для Бальмонта стал знаменитый писатель В.Г. Короленко. Короленко, «честнейший, добрейший, деликатнейший собеседник» сказал, что у поэта много красивостей, но не нужно разбрасываться. Важно сосредоточиться...

Бальмонт знакомится с профессором Московского университета, историком литературы Н.И. Стороженко. Получает заказы на переводы — по истории скандинавской и итальянской литературы, любимого поэта Шелли. Выступает с публичными лекциями. Весной 1897 года Бальмонта приглашают в Англию читать лекции по русской поэзии в Оксфорде.

Поэт хотел быть летописцем языков, литературы, искусства мира... В частности. выдающихся гениев Ренессанса. «Когда думаешь о гениях, вспоминаешь Звёздное Небо. Звёзды возвышают нас и ведут. И созвездия указывают нам, где мы».

В своём творчестве Бальмонт обращается к древнеиндийскому и древнерусскому эпосу. Это стихотворения — «Глубинная книга» (о Книге Праотцов, Мудрости Востока), «Микула Селянинович» (о русском богатыре, вспахивающем Надежду). Фольклорное начало прочитывается в стихотворениях поэта — «Заря-заряница», «Сон», «Хоровод», «Солнышко-вёдрышко», «Незабудочка», «Золотая парча», «Жена», «Ты свети, свети», «Слава», «Общиники святости».

Дух твой светел, ты распутал все узоры лжи,

Ты крещён великой тайной огненной межи.

Вышли в свет книги Бальмонта — «Тишина», «Горящие здания», «Будем как Солнце». Позднее — «Безбрежность», «Только любовь». Книги переиздавались неоднократно. В 1904-1905 годах в издательстве «Скорпион» выходит собрание сочинений поэта в двух томах.

Поэт и художник — Константин Бальмонт — пишет кистью сердца... Лад, гармония, музыкальность присутствуют в искренней лирике творца.

Бог создал мир из ничего. Учись художник у него, —

И если твой талант крупица, Соделай с нею чудеса,

Взрасти безмерные леса И сам, как сказочная птица,

Умчись высоко в небеса, Где светит вольная зарница,

Где вечный облачный прибой Бежит по бездне голубой.

Чудесная птица-флейта напела «поэту в сердце ласку», а «в полюбивших сердцах разливается алый восток»... Поэт утверждает, что Сердце хочет всегда Красоты... Только художник мог создать такие светлые строки: «жемчужные тона картин венецианских...», «сиянье матового цвета», «пластическая радость красоты». Только художник может утонуть в «бессмертной красоте».

Бальмонт с чистой душой погружается в прекрасный мир Природы... И она открывает ему тайны Мироздания... Земля огнём рубиновым одета на закате для поэта. Светлый май, заизумрудившийся овраг, весна многоцветных цветов дарят ему беспредельное вдохновение...

Среди цветов стройна лилея,

Но в ландыш дух сильнее влит:

Он чаровнически пьянее,

И прямо в сердце он звонит.

Светит зелёное кружево Природного Мироздания и завораживает сердце поэта: берёза родная, со стволом серебристым, дюнные сосны, бархатные ели... И скалы, полные грусти своей величавой. На каких бы широтах не находился Бальмонт, ветер далей русских дарит ему непреходящую свежесть и Надежду, усладу певучую. И беспредельность музыки живой...

Есть в русской природе усталая нежность,

Безмолвная боль затаённой печали,

Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,

Холодная высь, уходящие дали...

В прозрачном свете дня звучат для поэта аккорды мирозданья — лазурная виолончель, свежесть утренней звезды, золотые края облаков, вечер догорающий, луны серебряный узор. Освежает дыхание серебряный дождь. Арка завета и сказка сердец — радуга — после дождя радостно одарит поэтическую душу светом Надежды.

Свежи в памяти Бальмонта Тайги реки бирюзовы. Радует и молодит поэта светлый свободный журчащий ручей. На прозрачно-зеркальных озёрах завораживает снежный лотос и белых лилий цветы серебристые. В тишине безмолвной беседует с поэтом безмятежно-серебристый лебедь. И беспредельность хрустальной воды рисует человеческой мысли узоры... «Мысли правят миром», — сказал Платон. Мысль чистая и могучая — созидательна.

Мысль — зерно, а слава — стебель,

Дело — колос пышной жатвы,

В триединстве — завершенье,

Трижды слава трём лучам.

Бальмонт, подобно Чехову, призывает красиво мыслить, красиво выражаться. И не мудрено. Ведь какой прекрасный русский язык дан народу русскому?! И не гоже засорять великий русский язык бездушными иностранными словами.

Язык, великолепный наш язык,

Речное и степное в нём раздолье,

В нём клёкоты орла и волчий рык,

Напев, и звон, и ладан богомолья...

Неизменным спутником поэта, по воспоминаниям его верной жены Е.А. Андреевой-Бальмонт, был «Дон-Кихот» Сервантеса в подлиннике. Дон-Кихот — рыцарь мечты в бесконечном стремлении. Печальный вид примет планета Земля, если переведутся на ней рыцари. О том же вопрошает и Юлия Друнина в своей сердечной лирике: «Кто говорит, что умер Дон-Кихот?»

«Доброе сердце должно страдать на земле», — возвестили мыслители. Наполнена страданиями и жизнь мятущегося Бальмонта. Но он, как доблестный рыцарь, смело борется с препятствиями.

Судьба даёт нам ведать пытки,

На бездорожье нищету.

Но в песне — золотые слитки,

И мой подсолнечник — в цвету.

Лидер символизма, Бальмонт, пропел гимн Солнцу...

Только солнцу сердце отвечало

И всегда бежит от тени прочь.

Поэт, профессор Московского университета Лев Озеров пишет, что тема Солнца в победе над Тьмой прошла через всё творчество Бальмонта.

Нам даны ступени тёмных лестниц,

Чтоб всходить к горнилу всех лучей...

Бесстрашный поэт смело бичует пороки человечества.

Я только цельному молюсь,

И вечно мерзки мне, клянусь,

Ханжа, глупец и трус.

Бальмонту было чуждо корыстолюбие: он не был рабом Золотого Тельца.

Кто услышал тайный шёпот Вечности,

Для того беззвучен мир земной.

Е.А. Андреева-Бальмонт с любовью вспоминает, что творчество поэта пронизано Вселенской гармонией. Гармонией красочных слов. И душа Бальмонта есть гармонически бьющий родник...

В каждой мимолётности вижу я миры,

Полные изменчивой радужной игры.

Не кляните мудрые. Что вам до меня?

Я ведь только облачко, полное огня.

Я ведь только облачко. Видите: плыву.

И зову мечтателей... Вас я не зову!

С людьми светлыми поэт говорит только светом... Свет и солнце в творчестве Бальмонта равноценны. «В каждом человеке есть солнце, только дайте ему светить», — сказал Сократ. Анаксагор вторит ему: «Я в этот мир пришёл, чтоб видеть Солнце». Последнее изречение стало эпиграфом книги поэта «Будем как солнце». У солнца можно учиться тому, что оно одинаково всем, без различия рас и материи, светит с любовью. С Любовью, которая может создавать миры... «Любовь, что движет солнце и светила», — пропел Данте...

Кто не любил, не выполнил закон,

Которым в мире движутся созвездья,

Которым так прекрасен небосклон.

Уважение к женскому началу у Бальмонта от матери. Он боготворил и одухотворил женщину...

И когда в пути красивую ты встретишь,

И когда в пути, вздохнув, устанешь ты,

Пламенем костра свою любовь отметишь,

Женщину стихом оденешь ты в цветы.

Поэт ценил истинную мужскую дружбу. Особенно среди писательского братства. Прежде всего, дружбу с Куприным.

Средь чувств люблю огонь любленья,

В году желанна мне весна,

Люблю средь вспышек — вдохновенье,

Средь чистых сердцем — Куприна.

Самообразованию, неустанному стремлению к знаниям, самосовершенствованию обязан Бальмонт в своём восхождении на Олимп. С большой ответственностью подходя к творчеству, обращается он к поэту грядущего:

Если ты поэт и хочешь быть могучим,

Хочешь быть бессмертным в памяти людей,

Порази их в сердце вымыслом певучим,

Думу закали на пламени страстей...

Чтоб твои мечты вовек не отблистали,

Чтоб твоя душа всегда была жива,

Разбросай в напевах золото по стали,

Влей огонь застывший в звонкие слова.

Мелодией лирических сонетов одаривает Бальмонт великих деятелей Возрождения. Любимых поэтов. Это — «Леонардо да Винчи», «Шекспир», «Данте». «Памяти А.Н. Плещеева», «Лермонтов».

В его глазах фиалкового цвета

Дремал в земном небесно-зоркий дух... («Эдгар По»)

***

Он мог соткать такой дремотный стих,

Что до сих пор там дышит дух мимозы. («Шелли»)

Среди русских поэтов Бальмонт боготворил Лермонтову. Трагическую судьбу Поэта он словно пропустил через своё сердце...

Мы убиваем гения стократно...

За то, что он, кто был и горд и смел,

Блуждая сам над сумрачною бездной,

Нам в детстве в душу ангела напел, —

Свершим сейчас же сто прекрасных дел:

Он нам блеснёт улыбкой многозвёздной,

Не покидая высший свой предел. («Лермонтов»)

Прекрасные стихи посвятил Бальмонт Тютчеву, Горькому, Блоку. В романтическом ключе пропел о Тургеневе: «И в синеву душа плывёт». Творчеству великих русских писателей и поэтов отдал дань Бальмонт в весомых статьях: «О Достоевском», «Малое приношение» (о Л.Н. Толстом), «Сквозь строй: Памяти Некрасова», «Три встречи с Блоком». Превосходны статьи — «Эпоха Возрождения и заря новой жизни», «Романтики».

О созидательном многогранном творчестве поэта-символиста Константина Бальмонта писали Горький и Блок, Брюсов и Белый, Балтрушайтис и Анненский, Вячеслав Иванов и Городецкий... «Заревом зорь» окрестил поэта Максимилиан Волошин.

Андрей Белый пишет: «Бальмонт, последний русский великан чистой поэзии, — представитель эстетизма, переплеснувшего в теософию».

Александр Блок размышляет о том, что поэт отдал дань символизму. И с восторгом замечает: «Легендарные были и песни России Бальмонт захотел облечь в драгоценные одежды своего стиха».

Марина Цветаева, дорожившая дружбой с Бальмонтом, пишет об особом, о Бальмонтовском языке... С восхищением рассказывает она о том, что Бальмонт написал 35 книг стихов, 20 книг прозы, до двух десятков томов переводов... Для Марины Поэт был пределом совершенства. Преклоняется Цветаева перед его природным бескорыстием, великодушием, благородством: «В присутствии Бальмонта я всегда в присутствии высшего».

Иннокентий Анненский, подобно Скрябину и Кусевицкому, отмечает необычайную музыкальность поэта: «В нём, Бальмонте, как бы ощущается верленовский призыв: Музыка прежде всего».

Примечательно, что в своей лирике Бальмонт пропел гимн стихиям — Огню, Воде, Земле... Земле, нежному изумруду.

Дремотный блеск зарытых кладов, целебный ключ

в тюрьме гранита...

Прекрасно, что о кладах подземных пишет в статье «Чаша неотпитая» гениальный русский художник Николай Рерих: «Знают, пройдёт испытание... Всенародная, крепкая доверием и делом Русь стряхнёт пыль и труху. Сумеет напиться живой воды. Наберётся сил. Найдёт клады подземные. Точно неотпитая чаша стоит Русь... Русь верит и ждёт».

Н.К. Рерих в своей публицистике вспоминает, как «великолепный поэт Бальмонт... неповторимо звучал в образах лучших иностранных поэтов. «Сознание Красоты спасёт мир», — вторя Достоевскому, сказал Рерих. В творчестве Бальмонта Красота стала смыслом жизни поэта. Красотой пронизана вселенская Лира поэта:

Мой стих, всегда победный, Желает красоты.

***

Мгновенья нежной красоты

Соткал я в звёздный хоровод...

***

Быть может вся природа — желанье красоты?

«Как наверху, так и внизу, — сказал Гермес Трисмегист. По жизни и творчеству Константин Бальмонт непреложно устремляется к Вселенской Красоте:

Красивая земля дарована земным,

Красиво в неземном отыскивать земное

И видеть, что земной мой сельский белый дом

Восходит к небесам в пространство голубое.

БАЛЬМОНТ

Этот солнечный Бальмонт!

Этот Свет и эти звуки...

Этот сказочный Вермонт!

Эти встречи и разлуки...

Без «поэзы» Красоты

И без огненной «поэзы»,

Без поэзии Мечты,

Мимолётностей «поэзы»,

Без поэзии Любви

Огнеликого Бальмонта

Мрачно в мире... Вдохнови

Нас «поэза» Горизонта

На прекрасные дела

И на вечное горенье,

Чтобы розой расцвела —

Литургия вдохновенья!!!

Майя Мартолина