Главная > Блоги > Потому что нет рамок и правил

Потому что нет рамок и правил

директор танцевального центра «Репутация», организатор фестиваля «Репутация»

25 — 26 февраля в Рязани проходит III Всероссийский фестиваль уличных танцев «Репутация». О «Репутации» в узком и широком смысле, а также о цели в жизни и современном танцевальном искусстве мы побеседовали с главным организатором фестиваля, директором Центра танцевального искусства «Репутация» Соней Одиной.

Есть ли какая-то предыстория у фестиваля «Репутация», как всё начиналось?

— «Репутация» возникла, в первую очередь, из-за того, что фестивалей такого плана, как и танцевальных студий, у нас в городе очень мало, а уличных фестивалей у нас вообще практически нет. Поэтому в какой-то момент я пришла к тому, что нужно, уже, наконец, сделать фестиваль для танцоров нашего города и не только, изначально планировалось просто — кто приедет тот приедет. Не было такого, что кто-то подал мне идею, кто-то меня сподвиг. Я занимаюсь этим делом уже давно, до этого пять лет мы делали отчётные концерты только для наших студий, поэтому просто пришло время. «Репутации» только три года, всё развивается, как и наши студии — сначала была одна, потом две, скоро будет три и т.д.

Не было страха, что не получится — ведь были фестивали в городе, которые прекратили свое существование, — например, Rock It, Skill To Skill, «Дыхание города»?

— Страх всегда есть, что ж теперь, ничего не делать... Конечно, были люди, которые говорили — а смысл делать что-то, а зачем, но, как правило, эти люди либо вообще ничего не понимают, либо в этом плане у них есть какой-то корыстный интерес. Но когда этим живёшь, в итоге все само собой получается.

Есть какие-то профессиональные организаторские секреты, прямо начиная с пилотного фестиваля, когда многие не ожидали, что все пройдет «на ура»?

— Дисциплина и наша команда людей, которые этим живут. За большую часть всего отвечаю я, я знаю, что и как сделать, чтобы команда понравилась. Мы привозили иностранных судей — такого вообще в Рязани никто не делал. У нас работают, например, лучший ди-джей Maf (Олег Афонин), Артём Скрипченко — лучший в своём деле, кто ведёт баттлы... То есть у нас собраны те люди, которые знают, как это делать и внутри, и снаружи. Есть ошибки, мы, со своей стороны, видим очень много каких-то косяков, которые потом пытаемся исправить. Для зрителей, конечно, по-другому всё выглядит. Мы стараемся сделать так, чтобы всё было круто, профессионально, потому что мы «шарим». Мы же делаем то, что мы хотим, и то, что мы делаем уже давно. Все люди, которые у нас что-то делают, они делают это уже сколько-то лет. У каждого есть свое дело — кто-то занимается сценой, кто-то привлечением участников, регистрацией, кто-то продажей билетов, людей у нас мало, но всё пытаемся успеть.

Сколько участников в фестивале этого года? И как изменилось количество участников по сравнению с предыдущими «Репутациями»?

— В этот раз более тысячи. В прошлом было более 800. Первый раз было 600.

Ведется ли отбор команд на фестиваль?

— По командам нет отбора, есть селекты по баттлам, проходящие до фестиваля. В финал, естественно, выходят люди, которые слышат музыку, кто уникален в своем стиле, у кого хороший уровень. Многие идут впервые, это хорошо, это большой шаг, но опять же, тебя не возьмут в финал или на участие в следующем этапе, если ты вообще не слышишь музыку или делаешь что-то другое, отличное от стиля, и если это брейк-данс — это должен быть брейк-данс. У нас был забавный случай, когда команда приехала из другого города танцевать брейк, но решили, что это Lady Style, потому что девочки... Естественно, те, кто хуже по уровню, они, конечно же, отсеиваются — до следующего раза.

Ваше «родное» направление — хип-хоп. Почему?

— Хип-хоп — потому что нет рамок и правил. Мне нравится уличный стиль, ничего другого я просто не люблю, всё остальное круто, но как бы не моё. В уличных танцах самая сильная подача, сила и эмоции. Вот я сколько смотрю, не в обиду другим стилям, на каких-то фестивалях мне просто иногда хочется спать, когда я вижу, как двигаются там люди. Потому что я не знаю, как это назвать, — просто отсутствие какой-то подачи, отсутствие, может быть, просто стиля. Потому что многие же танцуют и даже не понимают, что они танцуют, просто что-то. А именно в своём стиле, в хип-хопе, я поняла, что я могу себя выразить, свою злость, радость, счастье — всё это вылить. Там нет никаких рамок, можно делать всё, что угодно. Не имея никой базы, никаких шпагатов или чего-то еще, можно делать то, что ты любишь.

Когда Вам стало это понятно? С чего всё начиналось?

— Я поняла, что мне это нравится, в 16 лет — я посмотрела клипы какие-то, увидела, как люди двигаются, и решила найти подобное для себя. До этого я даже вообще не танцевала никогда, я пела, шила, занималась каким-то творчеством, но не танцами. Когда я ходила по разным школам, кружкам, пытаясь найти свой стиль, я открыла, что в нашем городе ничего такого просто нет. Попала на какую-то современную хореографию, где одно название современной хореографии... Я походила месяц на какой-то рок-н-ролл, балет, поняла, что что-то мне там вообще не нравится, эта музыка, эти носочки, спина ровная, эти все рамки, в которые загоняли нас там педагоги — мне это просто ужасно не нравилось. Я поняла, что это капец, и начала делать сразу своё, слушая ту музыку, которую любила. И вот тогда мне стало ясно, что тут нет никаких рамок, я могу выдумать всё, что угодно.

У вас много групп, которые Вы ведёте?

— У меня пять команд, в двух я танцую сама, в трёх я хореограф, постановщик и руководитель.

Как Вам удается всё успевать, ничего не перепутать?

— Не знаю (смеется). С Божьей помощью мне удаётся, мне кажется. Плюс еще с каждым годом у нас количество команд растёт, у нас всё теперь под одним брендом. «Репутация» — это и школа танца, это и одежда, и фестивали, и лагерь тоже «Репутация». И с каждым годом количество команд увеличивается в два раза. Преподаватели растут, они создают свои команды, мои ученики растут, становятся преподавателями, у кого-то, у кого была одна команда, уже две-три команды. И т.д. Когда-нибудь, лет в 100, я буду приезжать смотреть на всю эту «корпорацию» (смеется).

То есть, танец — это на всю жизнь?

— Я хочу танцевать лет до ста, если мне позволит здоровье. Конечно, со временем, когда я постарею, я не буду танцевать на сцене, буду до какого-то возраста преподавать. В этом плане, да и во всех других, для меня авторитет — танцор Будда Стрейч, ему сейчас ближе к 60. Его мастер-класс был для меня первым мастер-классом иностранного педагога, это было в Праге лет 7 назад, ему тогда было 52 года, и я была под огромным впечатлением. Позже я еще долго у него училась, прошла серию его классов в Москве. Каждый год я езжу повышаю свой уровень, квалификацию. Он ведет сам все тренировки, у него есть команда, в которой он танцует. Визуально не видно, что ему тяжело, качество не меняется. Поэтому я думаю, что раз есть такие люди, у меня тоже получится, если я буду вести соответствующий образ жизни, не буду запускать себя, высыпаться — чего мне пока не удаётся. Даже если я сама не смогу, я буду организовывать, к тому моменту кроме «Репутации»-феста и «Репутации»-лагеря будет еще 505 студий, и у меня будет, чем себя занять, я думаю. Поэтому будет видно.

В чём основная причина, что Вы так комплексно стремитесь все организовать для своих команд — помимо тренировок и отчетных концертов вместе празднуете, например, New Year Party, устраиваете летний лагерь и т.д.?

— Потому что у меня такого не было в детстве, когда-то я вообще даже не мечтала о команде. И, может быть, из-за этого мне так хочется это дать другим. Я вижу, как люди этим живут, для меня это счастье — видеть, как горят глаза, озаряются лица. Я вижу, что люди развиваются очень сильно и живут этим так, как я живу. Поэтому для меня это лучший приз и награда дать им это. И мне самой это нравится, идеи сами приходят в голову, их поддерживают все мои танцоры, все участники, поэтому так все развивается.

Началось всё с одной студии, с того, что мне просто захотелось иметь какое-то место, где будут все мои команды, потому что арендовать залы везде и мотаться туда-сюда — это требует очень много времени, денег, это вообще очень тяжело. И залов у нас в городе было мало. Поэтому все дальше разрасталось, потом уже мои ученики, которые у меня были первый год в основной команде, сейчас уже ведут свои группы — то есть, многие уже добились чего-то, поэтому идём в ногу со временем.

А были такие, которые пришли, что называется, «по нулям»?

— Конечно. Много таких приходят. Но будущих преподавателей, как правило, видно сразу. Я вообще хорошо, как я считаю, вижу людей, читаю, и поэтому сразу понимаю, кто из тех, кто только пришёл, в будущем через несколько лет будет этим жить, будет развиваться и разовьётся до такой степени, что будет учить других людей, занимать какие-то места, танцевать в первой линии, у меня какой-то нюх на таких товарищей. И во многих я была права — у всех них сейчас свои команды, кто-то там сейчас ведёт, кто-то сам танцует. А так — бывает любой уровень, приходят, мы всех учим, но часть бросает, а часть становится профами. Все приходят с разными целями, кто-то для себя, кто-то отсеивается, а кто-то свяжет свою жизнь с этим.

Какие главные качества должны быть в человеке, чтобы стать танцором? Обязательно ли наличие таланта, способностей, или все-таки и при отсутствии оных, можно всего достичь трудолюбием?

— Слух можно развить, например, если очень долго слушать музыку. Бывает, люди вообще не слышат музыку, потом развиваются. Но превыше всего, конечно же, дисциплина — у меня это главное правило. Если её нет, то ничего не получится. Если даже человек способный, но дисциплины нет, скорее всего, он через какое-то время просто бросит. Бывает, что меняются люди, приходят такие «раздолбаи», потом в итоге как-то они перестраиваются, бывает такое. Но для серьезного дела это не подходит, они могут походить для себя тогда просто в открытую группу, где можно пропускать, например. Я строго к этому очень отношусь, у меня все строго в команде.

Каков возраст самых юных участников «Репутации» и самых взрослых?

— Возраст наших участников сейчас — от 4-х лет, у меня, например, в команде есть парень, ему 28 лет. Мне вот 31. У нас есть группы только для взрослых, в студии в Дашково-Песочне, это Lady Style, Booty Dance, фитнес — это вообще на любой возраст. Есть группы широкого профиля, есть группы для подростков. Мы всех берём, у нас есть, например, индивидуальные тренировки и участники, кому за 30. Почему бы и нет — ведь нет никаких рамок.

В последнее время у подростков есть некая такая мода на «печальку». Есть у Вас такие танцоры и меняется ли их жизненный тонус в процессе приобщения к танцу?

— Скорее всего, это просто неправильное чьё-то влияние, неверные приоритеты. Я с этим вообще не сталкивалась, все, кто у меня занимаются, — жизнерадостные, весёлые. Кто-то бывает очень скромный, но в итоге в командах всё нормально складывается, и человек раскрывается, находит своё место. Естественно, депрессии возможны, когда человек ничем не занят, у него нет цели в жизни, нет никакой привязанности к чему-то. У нас у всех, кто занимается, есть цель. Они увлечённые люди плюс ещё я воспитываю их так: танец, дисциплина, порядок, номера — всё это становится главным. У нас там такая битва на «Репутации» — все хотят выиграть, все борются, тут нет времени на «печальку».

Банальный, но масштабный вопрос. Что для вас танец?

— Это очень сложное понятие. Это вообще вся моя жизнь. Танец, организация — мне очень нравится это всё делать, я живу этим. Как педагогу мне очень нравится руководить, как хореографу — создавать номера, нравится сцена. Я сама очень кайфую, когда танцую на сцене, мне нравится всё вот в целом. Я это поняла, когда начинала с команд и мне нравилось просто выступать, потом я начала тренировать, детей, например. То есть мне нравится всё в целом, я нашла себя в сферах, связанных с танцами, с организаторством, с выступлениями, пока я могу, я занимаюсь всем. Для меня это всё, это вся моя жизнь, счастье, это мой успех. Я живу этим с самого утра и до ночи. У меня особенное отношение с музыкой — когда я слышу музыку, у меня какие-то картинки в голове рождаются...

Я влюбилась вот в это, и времени на всё остальное нет, и мне это очень нравится. Я в восторге от того, что я делаю. У меня нет каких-то негативных моментов в плане того, что я делаю то, чего не хочу. Я абсолютно довольна и люблю то, что я делаю, и я думаю, что с этим связан успех, что у меня все получается на высшем уровне.

В последние годы почти одновременно с Вашей студией открылись другие крупные студии в городе, их мало, но они есть. Конкуренция чувствуется?

— Конкуренция есть всегда, но нам она не мешает. Я за танцы в целом, у меня нет негатива к другим командам или каким-то руководителям, потому что мне хватает своего добра... Я достаточно известна, поэтому какой-то зависти к другим у меня нет и нет смысла её иметь.

Вообще, я была первым педагогом в Рязани по хип-хопу. В городе есть крупные студии, которые открыли мои ученики, и даже одновременно с нашим центром. До открытия нашего центра я вела в огромном количестве мест — фитнес-клубах, например, в «Премиуме», «Спарте» и других, в РГУ и т.д. Я начала продвигать хип-хоп в Рязани до открытия всяких студий. Потом уже появилось много новых команд, каждый хорош по-своему. Я была первой именно в хип-хопе, утверждать, что мы были первыми в уличных направлениях вообще, я не могу. Например, в тот момент, когда я начинала, уже существовала брейк-данс команда Chief Rocka, брейк — это их ниша, до сих пор они известнее всех, они очень популярны. Сейчас есть какие-то новые студии, я очень уважаю брейк-культуру, но в нашем городе они такие же первые, как мы, только в своей сфере.

Часто, из-за ошибки в стилях, «современной хореографиией» сейчас многие называют то, что вовсе не современно, обощённо называет современные танцы в целом — это и то, и то, и то.

Хотели бы разнообразить свои занятия брейком?

— У нас есть педагоги по брейку, они ведут, но просто моё основное направление это хип-хоп, у нас есть и брейк, и Lady Style, и Cоntemporary, и модерн, и очень много всего, мы дружим. По хип-хопу — это тоже большое развивающееся, современное направление.

Какая цель и задача фестиваля?

— Цели у нас, естественно, всё это сделать очень известным популярным фестивалем, чтобы у нас было много участников, мы хотим это развивать. Я очень люблю свой город. Мне все говорят — почему ты не переехала в Москву, там было бы всё намного проще, ты бы уже в крутой команде танцевала, уже поехала бы в Штаты куда-нибудь, столько там вариантов учиться, почему ты стала делать это в своём городе, с нуля всё поднимать... Я, как бы это сказать, патриот, люблю свой город, очень люблю Рязань. Не хочу никуда ехать, мне тут хорошо, мне нравится тут, и поэтому я просто хочу, чтобы в моем городе было, куда пойти, где участвовать, у кого учиться.

Естественно, каждый хочет сделать лучше, каждый хочет предложить что-то лучшее детям. Я очень уважаю других организаторов, например, у нас был фестиваль «Дыхание города», мне нравилось, что там всё очень просто, они делали всё для людей. Сейчас его уже не делают, мне это даже обидно, потому что мы всегда там участвовали, нам всем очень нравилось, ещё до создания «Репутации», и в большинстве случаев, мы занимали первые места. Когда люди делают это всё в городе, это нужно ценить, это сложно, и как раз-таки они дают шанс учиться, они дают шанс развиваться, получать призы, быть услышанными, увиденными и т.д., это очень круто. Поэтому чем этого будет больше, тем лучше, — конечно, в меру. Поэтому цели — чтобы людям было куда пойти, где участвовать, у кого учиться, потому что если не нам это делать, то кому? В Рязани и так очень мало всего, мало каких-то возможностей, всего там три студии, поэтому, естественно, хочется всё это сделать популярным, чтобы люди учились и чтобы они любили дело, которое ты любишь и двигаешь, вот это вот и есть цель, нет каких-то целей других. Мы это делаем, — это моя любимая фраза — потому то нам это нравится, а не потому что мы хотим медали, деньги или ещё что-то, мы делаем то, что нам нравится, мы идем на сцену, потому то нам нравится, мы ловим кайф от этого. У кого-то есть свои увлечения, у кого-то зависимость от каких-то вещей, типа игр или алкоголя или ещё чего-то, а у нас вот от этого. Мы развиваемся, ходим на всё, мы учимся везде, мои ученики выступают сразу в трёх командах, потому что им мало, то есть нужно, чтобы было, что делать и куда двигаться. Поэтому какие-то сверхцели, может и появятся, пока что просто развитие в нашем городе чего-то такого масштабного, грандиозного, того, чего пока мало.

Хотели бы поучаствовать в танцах на ТНТ?

— Вот с этим вопросом мне все надоели. Нет, потому что люди, которые участвуют там, скорее всего, соло-исполнители, они хотят показать себя и двигать именно себя, а я уже здесь давно, и у меня нет цели двигать себя. Для этого мне бы пришлось бросить свою школу здесь и переехать в Москву, ну минимум, на время проекта. Плюс я очень уважаю другие стили, но именно кайфую от уличных стилей, а там нужно быть профом во всех стилях, чтобы тебя взяли дальше, нужно танцевать всё. Всё я не танцую и у меня нет такой цели — уметь всё, у меня есть цель быть профом в своем деле, и то, что мне пришлось бы бросить все мои команды, бросить всё и перестать организовывать или делать это хуже, чтобы попасть туда на свой звёздный час и показать себя — ну я не вижу в этом какой-то суперцели или смысла.