Главная > Блоги > Не получается у того, кто не пробует. Или как создать Дракона

Не получается у того, кто не пробует. Или как создать Дракона

21 февраля юные зрители увидят премьеру областного театра кукол — сказку «Как научить Дракона летать». Её автором стала наш давний друг и коллега, известный журналист, главный редактор рязанского выпуска «Комсомольской правды» Татьяна Бадалова. Волшебные истории Татьяна пишет уже больше 20-ти лет. С чего началось это увлечение, переросшее в нечто большее, над чем работает автор сейчас, а заодно о своей сказке про Дракона, который-изменил-всё, она расскажет нам сама.

Татьяна, как возникла идея сказки про Дракона, что-то навеяло, другие произведения, истории?

— Идеи приходят в голову по-разному, иногда они рождаются от мгновенного впечатления, иногда от услышанного слова или прочитанной в книге или журнале фразы. История про Дракона началась с визуальной картинки, которая мне представилась во время путешествия по Франции. Я была в небольшом городке с очень красивыми домиками, которые выстроились в ряд вдоль узких улиц. Две машины с трудом разъезжались на них. Тогда мне подумалось, что в таком городе удобнее всего было бы жить по очереди. Дальше уже сработала фантазия. И вот однажды я взяла ручку, и появился «Дракон».

Чем она необычна, чем отличается от других сказок для малышей (какому возрасту вообще адресовано)?

— Эта сказка не для детей, она предназначена для взрослых, сказка-предостережение, предсказание. Пересказывать ее сюжет или хвастать ее необычностью не стану. Думаю, зрители сами составят мнение о постановке, а те, кто захочет прочитать оригинал, найдет его на моем сайте badalova.ru.

Почему ты предложила свой материал именно театру кукол, как проходило взаимодействие с руководством театра?

— С художественным руководителем «кукол» Валерием Николаевичем Шадским мы дружим уже много лет. Несколько лет назад мы с ним придумали проект «В гостях со сказкой» и ездили в детские дома читать по ролям детям рассказы и сказки разных авторов. Опыт лично для меня получился незабываемый. Изредка я делюсь с Валерием Николаевичем своим сказочным творчеством. И вот однажды он пригласил меня к себе и сказал, что хотел бы поставить одну из моих сказок. Честно говоря, лучшего театра и режиссера я себе и представить не могу. Так все и сложилось.

Постановка в театре кукол полностью отражает твою «сказочную» задумку, или получилось что-то иное, пусть и не менее прекрасное, акцентировались другие смыслы, посылы?

— Постановка «Как научить дракона летать» — это, безусловно, дитя двух родителей. Моя сказка претерпела некоторые изменения в ходе ее адаптации для сцены: трагический финал был скорректирован с учетом детской аудитории, текст стал немного проще для понимания, дракон — менее брутальным. Но главная идея осталась прежней — когда люди перестают верить в чудеса, они теряют человечность, способность сопереживать и любить. Рассказать людям о добре можно по-разному: словами, визуальным рядом, музыкой, хореографией. И постановки театра кукол прекрасны как раз синтезом искусств. Только здесь мы можем увидеть квинтэссенцию всех возможных взаимодействий между искусствами. Для спектакля сделаны яркие характерные куклы, и картинка говорит со зрителем на своем языке, поэтому визуально она, конечно, привлечет малышей; текст, даже в адаптированном под постановку виде, будет понятен детям старшего возраста. А то, о чем я на самом деле хотела сказать, поймут родители. Валерий Николаевич со своими актерами перекинули сразу несколько мостиков между моей сказкой и детьми разных возрастов. И каждый из зрителей в зависимости от возраста выберет свой или сразу несколько. Так что, думаю, это спектакль для семейного просмотра!

Знаю, ты вообще к куклам неравнодушна — у тебя самой уже достаточно обширная коллекция...

— Да, я коллекционирую антикварных кукол, сейчас у меня около 30-ти экземпляров. Большая часть из них — фарфоровые, но есть и тканевые. Почти все они были созданы французскими, немецкими и итальянскими мастерами в конце XIX или в начале XX века. Многим из моей коллекции больше ста лет, и, кажется, я единственный коллекционер в Рязани. Во всяком случае, найти единомышленников здесь мне пока не удалось.

Как появилась такая страсть?

— Я люблю старинные вещи, с историей, хранящие тепло и энергетику бывших владельцев. Хотя в детстве, например, к куклам вообще была равнодушна. Но однажды увидела на черно-белой фотографии начала 20-го века маленькую девочку с удивительной куклой и стала искать информацию о них. Изучила тему основательно, поняла, какие куклы мне нравятся, и включилась в процесс. Покупаю их на аукционах во Франции, Германии, США и у других коллекционеров. Первая кукла у меня появилась в 2013 году. До сих пор помню, как дрожали руки, когда я распаковывала огромную коробку, в которой мне прислали эту куклу. А в конце прошлого года мне удалось исполнить мечту — наконец нашла и купила очень редкую куклу, которую искала целых шесть лет. Кстати, именно в театре кукол мы снимали телесюжет, посвященный моей коллекции.

А много ли у тебя еще детских сказок, с чего вообще началось это увлечение?

— Я бы не назвала сочинение сказок увлечением, это очень важная моей жизни, потребность души. Все началось, когда мои дети достигли возраста, в котором слушать песенки на ночь уже неинтересно, а читать еще не научились. Чтобы им было интересно, я стала рассказывать им истории про волшебного человечка, которые приносит детям сны, его друзей и их совместные приключения. Каждый вечер нужно было сочинять новую сказку. Какие-то сюжеты мне показались занимательными, и я стала их записывать. Так появилась серия сказок для маленьких «Про дядюшку Лилу». Несколько лет назад я начала работать над новой детективной серией «Позовите, Трулли!» о приключениях трех веселых овечек Трулли, Фрулли и Крулли. Она предназначена для детей среднего школьного возраста и их родителей. Отдельную нишу занимают «Сказки для взрослых» — называются они так не потому, что в них есть что-то для читателей старше 18 лет, а потому что они адресованы взрослым людям и поднимают проблемы, с которыми сталкивается каждый человек в своей жизни.

Писательство требует немало времени, что ты от этого получаешь лично и что стремишься донести до читателя?

— Что я хочу донести до читателя? Наверное, то, что меня волнует, ведь, как говорится, каждый художник рисует себя. Я стараюсь говорить с читателем на легком, доступном языке, хочу, чтобы, сопереживая героям, они проходили тот же путь, вместе искали ответы, одобряли или осуждали, но не оставались равнодушными. И сегодня самыми важными читателями моих сказок, главными цензорами и критиками я считаю моих детей. Все, что я пишу, в первую очередь попадает к ним, и лишь после одобрения я могу показать текст публике. Мне очень приятно, что то, что я делаю, находит отклик не только у моей семьи, но и у других — совершенно чужих для меня людей. На сегодняшний день у меня в интернете более десяти тысяч читателей, а с конца прошлого года несколько моих сказок были опубликованы во Франции, Германии, Великобритании и США.

Какие у тебя самой в детстве были любимые истории, что вдохновляло?

— У нас дома всегда была большая библиотека, и я прочитала много книг. Но любимыми были три книжки — «Тайна двух океанов» Григория Адамова, «Питомцы зоопарка» Веры Чаплиной и «Гай-до» Кира Булычева. Все три книги не похожи друг на друга, но чрезвычайно важны для формирования внутреннего мира ребенка. Думаю, пришло время их перечитать.

Чего, по-твоему, не хватает современной детской литературе?

— Современной детской литературе, на мой взгляд, не хватает глубины. Сейчас в моде короткие тексты с яркими картинками, которые учат добру, но не вызывают у ребенка сильных глубинных переживаний. Чтобы ребенок что-то осознал, чему-то научился из книги, ему нужен эмоциональный опыт. Но если история не откликается в его душе, он забудет о ней очень быстро. Где-то год назад я открыла для себя замечательную норвежскую писательницу Марию Парр. Ее книги «Вафельное сердце» и «Тоня Глиммердал» произвели на меня совершенно необыкновенное впечатление, они способны по-настоящему тронуть не только ребенка, но и взрослого.

Есть ли в арсенале у тебя другие «театральные заготовки» и какие темы в связи с этим ты хотела бы обозначить?

— Я открыта для сотрудничества и с театрами, и с издательствами. Был бы запрос, а чем ответить я всегда найду.

Ты журналист, редактор, писатель (это первая твоя книга вышла в этом году про Эдмунда Шклярского?), теперь еще и драматург, в данный момент участвуешь в съемках детского фильма в Рязани. Профессии это, конечно, смежные, но каждое из этих занятий можно тоже при желании развивать до бесконечности. Есть какие-то предпочтения в дальнейшем «углубиться» конкретно в какую-то сферу, без остатка?

— Журналистикой я занимаюсь уже более 20-ти лет, из них 12 работаю главредом, так что, можно сказать, что в эту тему я довольно глубоко ушла. Но с годами писательство, которое присутствовало в моей жизни всегда, стало занимать больше места. Три года назад в моем сознании произошел некий перелом, который позволил мне расставить все точки над «I». Я перераспределила время в своем графике и теперь ежедневно нахожу время на занятия литературой. Первые значимые результаты такие: в конце 2019 года у меня вышел первый сборник стихов «Дым и зеркала», а в конце 2020 года — книга, посвященная юбилею моего любимого музыканта Эдмунда Шклярского.

В моем идеальном мире я бы занималась только написанием книг, потому что только это по-настоящему ценно. У меня очень-очень-очень много идей сказок, рассказов, детективов, романов. Некоторые наработки ждут своего часа несколько лет, потом изымаются из тайников и получают путевку в жизнь.

А как вообще появилась идея написания книги об Эдмунде Шклярском?

— Творчество группы «Пикник» для меня всегда было чем-то сокровенным и особенным. Несколько лет назад на одном из мероприятий я лично познакомилась с музыкантами коллектива. Сложились определенные отношения. Я сделала несколько интервью с Эдмундом Шклярским, в том числе и для парижского журнала «Русская мысль». А осознанное желание сделать что-то большее, чем интервью или рассказ о концерте группы, ко мне пришло во время выставки картин Эдмунда Шклярского в галерее «Артефиче», когда я беседовала с ее организаторами и участниками. Этому удивительному человеку, который дарит людям столько радости, будет приятно узнать, как его творчество влияет на жизни слушателей, как меняет их, подумала я. От той мимолетной безумной мысли до готовой книги, кажется, прошла вечность. За прошедший год мне удалось собрать истории из первых уст музыкантов, актеров, режиссеров, фотографов, ведущих, художников, танцоров, «живых виолончелей» о том, каково это — творить в мире, придуманном Эдмундом Шклярским, работать бок о бок с ним, дружить и даже быть его родственником. И каждый, рассказывая мне свою историю, будто вкладывал в ладошку маленькое цветное стеклышко. И вот это уже чудесная россыпь горящих камней, в каждом из которых заключена частичка любви, воспоминаний, впечатлений. И ты можешь выложить из них любой узор, любую картину. В последний день 2020 года моя скромная миссия завершилась — фолиант из рук в руки был передан адресату.

А как же кино?

— Кино — это громко сказано, так, баловство. Младший сын нашел несколько моих старых сценариев для сценок типа «Ералаша», показал своим товарищам по школе и ко мне уже пришел с предложением снять кино. Так все и закрутилось. Начали репетировать. Снимаем в одной из рязанских школ, в ролях обычные десятиклассники и их учителя. Конечно, раньше мы никогда этим не занимались, и в нашей команде нет профессиональных режиссеров, операторов и актеров. Но это нашей общей вере в результат нисколько не мешает.

В последнее время я в жизни во многих решениях отталкиваюсь от такого выражения: не получается у того, кто не пробует.

Беседовала Ольга Георгиеш

Фото из личного архива Татьяны Бадаловой

Это фото предоставлено Рязанским областным театром кукол