В Рязани

Когда мир перевернулся. В ТЮЗе представили «Анну Снегину» 12+

2 и 3 сентября Рязанский областной театр юного зрителя открыл 83-й театральный сезон, представив премьеру спектакля «Анна Снегина» по одноименному произведению Сергея Есенина, посвящённую 125-летию поэта.

Поэма «Анна Снегина», написанная незадолго до гибели поэта, стала знаковым произведением и квинтэссенцией его творчества — автобиографическая, она объединила лиричные мотивы с тонкой грустью о несбывшемся и о прошлом, философскими размышлениями, которыми невольно задаётся читатель, с социальным отражением действительности и отношением к ней, ярко проявляющемся во всей поэзии Есенина.

Материал, ставший грустной, но необычайно живой летописью человеческих отношений в социально-временном контексте и близкой поэту народной жизни, любим драматургами — и не единожды ставился как на отечественной сцене, так и непосредственно на родине Есенина. Так, рязанские театралы вспоминают успешную постановку 1980 года на сцене рязанского ТЮЗа; в 2002 году состоялась премьера одноименного спектакля на сцене Государственного музея-заповедника, где Есенина играл актёр Московского театра им. Н. Гоголя Сергей Карякин, а Анну Снегину — актриса МХАТ им. Горького Е. Лисовая.

Нынешняя постановка режиссера и художественного руководителя театра Марины Есениной, стала добротной, поставленной на аутентичном, есенинском, материале версией — актёры в точности воспроизводят текст поэмы, впрочем, делают они это настолько живо и непосредственно, что зритель с первых же диалогов перестаёт улавливать дань рифме и начинает с ходу верить действию.

Очарование крестьянского быта, какой-то вечной, незыблемой субкультурной надстройки, симпатичной герою, подчёркивается и колоритными, с любовью разработанными костюмами; и особой душевностью типажей (в связи с этим хочется отметить очень яркий, типическо-народный образ мельника); и ещё одной несомненной находкой — проникновенным песенным фоном, звучащим прямо из зала. Зритель буквально заслушивается стилизованными под народные песнями на стихи Сергея Есенина на музыку Владимира Устинова, впрочем, скорее, на мотив, придуманный композитором — ведь большинство композиций звучит а капелла.

Вообще, народная тема, акцентированная детально прорисованными образами, становится ведущей в спектакле, оттесняя даже не на второй, а, скорее, на третий план ставшую поводом для повествования лиричную, любовную ветвь. Перед зрителем динамично разворачивается целая эпопея грандиозных, эпохальных событий, несущих необратимые перемены. И — хотел бы того сам автор или нет — в данном контексте они отображаются трагично. На глазах зрителя рушатся многовековые устои, и хаос вовлекает судьбы людей в гигантский круговорот. Отдав дань текстовому оригиналу, когда Сергуша говорит народу — Ленин — это вы! — и тем самым выражает своё позитивное отношение к революции и переменам, действо всё же опровергает эту установку: персонажи, ставшие носителями нового уклада, выглядят наивно нелепо, иронично, а порой гротескно. Ярчайший пример этому двое братьев, два очень ярких контрастных типажа — Лабутя (Константин Ретинский), да и Прон, взявшийся судить людей и сам закончивший жизнь от пули. Вместе с этим местами проявляется и невежество народа, грубость и «стадность», в особенности в сравнении с филигранным образом помещицы Снегиной — ставшей жертвой революции, но не утратившей чуткость сердца и интеллигентность чувств.

Ещё одной центральной темой, идущей через всё действо, становится тема Матери — в спектакле она олицетворяет всю православную, патриархальную Россию, призывающую одуматься, вечно верящую в человеческое и Божье милосердие. Символична в этом плане разработка декораций — угол крестьянской избы с «заваленным горизонтом», на место его возвращает пятно света в кульминационные моменты, когда молитва матери помогает обрести почву там, где мир перевернулся...

Ольга Георгиеш