Главная > Блоги > «Импульс» жизни

«Импульс» жизни

педагог городского Дворца детского творчества

Сегодня наш собеседник — педагог городского Дворца детского творчества Елена Русакова. Вот уже более 20 лет она является художественным руководителем образцового театра танца «Импульс», который уже давно и прочно занял свою нишу в танцевальном мире Рязани. О том, легко ли постоянно генерировать новые идеи и зажигать ими других, Елена Русакова рассказала в интервью.

— Елена Александровна, сейчас вы — художественный руководитель известного в Рязани и за её пределами театра танца, воспитавшего немало талантливых ребят. А как вы сами пришли в профессию?

В хореографию, как и все, я пришла ещё в детстве, начав танцевать в 6 лет в хореографической студии МКЦ (в то время — Дворца профсоюзов). В 14 лет мне предложили танцевать в ансамбле Александра Викторовича Быкова «Росичи» и какое-то время я совмещала занятия в детской студии и в ансамбле. Когда же пришло время выбирать профессию, я столкнулась с отсутствием в городе хореографического отделения. Родители не были склонны отправлять меня куда-то учиться, да и я сама не была готова уезжать в тот момент из города, поэтому я поступила на литфак, продолжая в то же время заниматься у А.В.Быкова. Окончив институт, я пришла работать в школу № 69. К тому времени А.В. Быков умер, и активная танцевальная деятельность закончилась, а в школе дали попробовать вести хореографический кружок — так всё и началось.

— В это время вы получили второе высшее образование...

Да, потом я уехала учиться в Санкт-Петербург, где получила высшее балетмейстерское образование, причём у меня красный диплом и я горжусь тем, что он подписан великой балериной Натальей Дудинской. С тех пор работаю в профессии хореографа. Правда, некоторое время я совмещала работу учителя русского языка и литературы и хореографа, но потом коллектив разросся, и я стала только хореографом.

— Но ведь совмещать преподавание литературы и танца очень сложно...

Вы знаете, эти два искусства похожи — в основе как литературы, так и танца лежит образ — просто в литературе он рисуется словом, а в танце — пластикой и движением. А законы создания образа и там, и там одни и те же.

— Тот кружок, которым вы руководили, и стал основой театра «Импульс»?

Да, первые воспитанники «Импульса» были оттуда. Коллектив во многом сложился благодаря тому вниманию, которое уделялось эстетическому воспитанию детей, сформированному слиянию основного и дополнительного образований. На базе школы мы проработали 13 лет, там мы стали театром танца, защитили звание «образцового детского коллектива РФ», а потом я просто сменила место работы и думала, что здесь, во Дворце детского творчества всё придётся начать сначала, но оказалось, что дети из Канищева начали ездить сюда.

— Сейчас в коллективе занимаются дети, начиная с 6 лет. Сложно работать с ними?

С ними сложно, но интересно. Их надо любить, вообще надо любить, то, что делаешь. Конечно, тяжело работать, когда детей много, но когда они заинтересованы и хотят что-то делать, они сами подталкивают, ведут тебя — надо просто понять их, а ещё они должны любить то искусство, в которое пришли.

А как отбираете учеников? Ведь высокий статус коллектива наверняка диктует свои правила?

Да, вы знаете, сложно — вот, например, приходит 100 человек, а нам надо 30 — у нас просто класс больше не вмещает. И вот очень сложно бывает по результатам тестирования определить, кого ты берёшь — ведь ребёнок может сначала не хотеть заниматься, а затем раскрыться. Бывает и наоборот — сначала он хочет заниматься, а затем всем этим «наедается». Ну и ещё здоровье у нас играет большую роль — ведь занятия — это большие нагрузки, но это, в свою очередь, — и поддержка «физики» человека, воспитание в нём духовного начала.

Вы — строгий руководитель?

Я требую от детей, чтобы они постоянно занимались. Я даже родителям объясняю — если у вас ребёнок пропустил школу, вы даёте ему книжку, чтобы он отстал. В хореографии так не получится — если нет ежедневных тренировок, мышечная память уходит и, смотришь, — человек уже «отстал», не может выполнить какие-то элементы и всё.

Для многих бывших ваших воспитанников танец стал профессией. А чем для вас является танец?

Вы знаете, я люблю творить, я это делаю во всём, люблю движение — синтез этого, наверное, и привёл меня в хореографию. Сыграло свою роль и то, что хореография — это и содержание, и искусство, и творчество. Для меня танец — это жизнь, я в этом уже столько лет, что без него просто не смогла бы. В то же время танец — адский труд, и, если к этому душа не лежит, — то лучше не заниматься им: ведь это и безденежье определённое, и эмоциональные, и физические нагрузки.

Всё о чём вы говорите, безусловно, «испытано на себе». Как отдыхаете, чем любите заниматься в свободное время?

Я очень люблю путешествовать, очень люблю природу — зелёный цвет люблю в любых проявлениях: будь то платье, или почки, или нежная весенняя травка, — мне кажется, я черпаю изо всего этого энергию. Очень люблю цветы — у меня дома весь балкон и подоконники уставлены цветами, причём, как говорят мне знакомые, растут они у меня легко. Очень люблю читать, когда есть время, и, конечно, проводить время в кругу семьи.

Кстати, о семье. Поддерживают ли вас близкие?

Отношения на эту тему с ними строились сложно, но они уже привыкли, и, мне кажется, они мной гордятся. Они к моей работе относятся более внимательно, чем я.

У вас двое детей. Сумели ли вы кого-то из них «заразить» своей любовью к танцу?

— Дочь танцевала до замужества, хотела даже выбрать это в качестве профессии, но нашла себя в другом. Здесь я сыграла свою роль. Мне кажется нельзя, чтобы ребёнок выбирал себе профессию только из-за того, что в ней его мама и папа, нужно показывать ему что-то другое. Мой сын танцевать не хочет: он плавает и играет в футбол. С моей стороны нет никакого давления — ведь каждый человек должен искать себе хобби, которое интересно ему, в котором он будет находить отдушину, а если потом хобби перерастёт в профессию — это будет просто замечательно. А, если ребёнка заставлять чем-то заниматься, — то это возможно только весьма небольшой промежуток времени.