Главная > Блоги > Где Справедливости звезда?

Где Справедливости звезда?

поэт, фронтовик

«Воспитанная на высоких традициях гражданственности, наша

поэзия в дни Великой Отечественной войны против немецко-

фашистских захватчиков сразу нашла своё место в героической

борьбе советского народа, сражающегося за свою Родину».

Алексей Сурков

Боевым подвигом честь берегут.

Русская пословица

Юлия Друнина...

Поэт. Романтик. Патриот. Гуманист. Участник Великой Отечественной войны. Лауреат Государственной премии России им. М. Горького.

Юлия родилась в Москве 10 мая 1924 года в семье учителей...

Отрадно, что и поныне живёт в сердцах людей весомая поэзия Юлии Друниной!Тропинка её трогательной лирики, как по нотам, неустанно ведёт к неизведанным таинственным горизонтам... Любовью к красоте русской природы наполнена лирика поэта. Радость вливается в душу от созерцания бескрайнего царства полей, величественных храмов лесов, лазуревой сини васильков во ржи, буйной алости пламенных маков. Ласково проникает в душу вологодский говорок певучий, месяц май в цветенье белом. На крошечных флейтах синицы величают приход Весны. Замечательно, что эталоном времени считает Юлия Друнина возраст сердца... Героическое и нравственное начала характерны для поэзии Юлии Друниной. Об этом и вышедшие из-под пера автора пафосные поэмы — «Дети 12 года», «В Шушенском», «Аджимушкай», «Из Сицилийской тетради»...

Примечательно, что лирика Юлии Друниной пришлась по душе рязанским читателям. Так, в год 90-летия поэта в Рязанской городской библиотеке им. С.А. Есенина с успехом прошла литературно-музыкальная композиция — «Строки, опалённые войной» с видеопрограммой для учащихся школ и средних учебных заведений...

Важнее всего считает Юлия Друнина служить любимой Родине: «Хорошо, что с душою русской и на русской земле родилась!» С Древних времён Русская земля славится силушкой богатырскою: «Ещё, должно быть, со времён Батыя уменье подниматься нам дано».

И жизнь, и творчество Юлии Друниной находятся в единой гармонии. С начала войны Юлия, как и её сверстницы, обивает пороги военкоматов.

У райвоенкоматов и райкомов

Тургеневские девушки стоят...

В 1942 году, вопреки уговорам родителей, со школьной скамьи девушка уходит добровольцем на фронт батальонным санинструктором 2-го Белорусского и 3-го Прибалтийского фронтов в пехоту, в самый неблагоустроенный род войск.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,

От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,

Потому что имя, ближе чем «Россия»,

Не могла сыскать.

Суровым по жизни испытанием обернулась для молодых «Романтика» войны. Впечатляют легендарные строки Юлии Друниной:

Я только раз видала рукопашный. Раз — наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне.

Война немыслима без жертв. Больно ранит юное сердце поэта потеря боевых товарищей. Об этом щемящие строки стихотворения «Зинка», повествующее о подвиге Героя Советского Союза, уроженки Рязанского края Зинаиды Самсоновой.

Мы не ждали посмертной славы, мы хотели со славой жить.

...Почему же в бинтах кровавых светлоокий солдат лежит?

Война обнажает истинное лицо людей: есть друзья верные, есть враги явные, есть и предатели.

Мною дров наломано немало, но одной вины не признаю:

Никогда друзей не предавала — научилась верности в бою.

После повторного ранения в 1944 году Юлия Друнина демобилизовалась. За ратные заслуги в Великой Отечественной войне Ю.В. Друнина удостоена ордена Красной Звезды и медали «За отвагу». Немногие вернулись с полей сражений. Воля к победе — крылья солдата. Юлии Друниной, одной из немногих, посчастливилось дожить до Великой Победы. Впереди — годы учёбы в Литинституте, узы дружбы и любви, связавшие на долгие годы Юлию Друнину с поэтом-фронтовиком Николаем Старшиновым. Высокое нравственное начало прочитывается в искренней лирике поэта. Кредо Юлии Друниной: «Я в армии Поэзии солдатом сражаться до последнего хочу». Как и Ахматова, поэт преклоняется перед народной поэзией Николая Некрасова.

Стихи, Стихи! Самозабвенно слушать и под дождём умеет вас народ.

Нет никогда моей России душу благоразумный Запад не поймёт!

(«В Карабихе у Некрасова»)

Ю.В. Друнина горела состраданием к людям: «Мы зажигаем звёзды в грозной ночи Вселенной, а на Земле остались ханжество, ложь, измена. Как бы придумать, чтобы не было горя на свете, не распадались семьи, не сиротели дети?..

Нежность незримо в творческом полёте объединила Юлию Друнину с Антуаном де Сент-Экзюпери, геройски погибшим в 1944 году под небом Италии. Поэт по жизни мечтал о том, чтобы «все женщины на Земле стали нежными». Юлия Друнина писала: «Не знаю, где я нежности училась, — быть может, на дороге фронтовой». Экзюпери посвящены проникновенные строки поэта: «Гори в угрюмом космосе, гори, безумная и мудрая звезда — пилот Сент-Экс, поэт Экзюпери!»

Поэт свято верил в прекрасное будущее России: «В каком-нибудь неведомом году случится это чудо непременно: на Землю нашу, милую Звезду, слетятся гости изо всей Вселенной». Поэту вторит Александр Чижевский. Мыслитель, поэт, художник, музыкант, учёный-космист.

Я верю, верю: день грядёт, день величайший, незабвенный, —

Народу клятву даст народ и соберётся всей вселенной

В один торжественный оплот!

Юлия Друнина восторгалась подвигом Джордано Бруно — учёного, поэта, прошедшего огненное крещение: «Когда бы видел Бруно сквозь столетья: к чужим мирам праправнуки летят, костры, костры еретиков им светят!»

Откровенно размышляет Юлия Друнина о страшном человеческом пороке — РАВНОДУШИИ.

Да, сердце часто ошибалось, но всё ж не поселилось в нём,

Та осторожность, та усталость, что равнодушьем мы зовём.

О порочном Равнодушии писал в своей лирике и рязанский поэт Евгений Маркин: «Ненавижу, люди, ваши души, коли души счастливы вполне! Ваше равнодушье, как удушье, горло всё больней сжимает мне!»

Говорят, что время рыцарей прошло. Юлия Друнина решает иначе:

Кто говорит, что умер Дон-Кихот? Вы этому, пожалуйста, не верьте:

Он неподвластен времени и смерти, он в новый собирается поход.

Известно, что всё красивое всегда просто. Такими стали жизнь и творчество поэта: «...Ах, „простота“! — Она даётся отнюдь не всем и не всегда — чем глубже вырыты колодцы, тем в них прозрачнее вода».

Окутан терниями на Руси путь поэтов талантливых, поэтов гениальных. Тернист и путь к Истине: «Талант — диковинная птица: лежал в пыли, вдруг в небо взмыл. Непросто с этим примириться тому, кто не имеет крыл».

Подлинный поэт живёт и творит сердцем. Чистым пламенным сердцем творит и Юлия Друнина.

О, смелость сердца! Сохраню ли и пронесу тебя сквозь жизнь?

Чтоб снова в трудную минуту — в любви, в работе, на войне —

Вдруг закипело почему-то веселье юности во мне!

Горько бьёт по сердцу поэта потеря близких товарищей — собратьев по перу: Сергея Орлова, Сергея Наровчатого, Бориса Слуцкого, Сергея Смирнова, Вероники Тушновой.

Трепетные строки Юлии Друниной посвящены Сергею Орлову: «Вологодский говорок певучий, над резными домиками дым, звёзды, протаранившие тучи, — две с орбит сошедшие звезды. Тропка к речке. Прорубь. Бездорожье. Отступает боль, светлеет грусть. Это руки протянул Серёжа, подарил мне Северную Русь».

Наступили суровые 90-е... Юлия Друнина — в первых рядах борцов за свободу своего народа:

Снова «хлеба и зрелищ» — выше помысла нет.

И небрежно плечом отодвинут поэт....

Эпоха великого наступления мещан и в наши дни весьма актуальна. Об этом размышляет поэт: «Тревога! У нас в районе мещанство сидит на троне...»

Ещё одним страшным бичом человечества считается Подлость. Как и Лермонтов, обличает подлость в своей лирике поэт:

Не желаю молчать! — Это сердца веленье.

Поднимаюсь в атаку опять и опять...

Жалко тех мне из вашего, друг, поколенья,

Кто умеет на подлость глаза закрывать.

В геометрической прогрессии мельчают людские души. О пустоте душевной лирическое откровение Юлии Друниной:

Плесень трусости, ржа измены, вещевой лихорадки чушь —

Что там чёрные дыры Вселенной перед чёрными дырами душ!..

Философское начало прочитывается в лирике поэта. Юлия Друнина, подобно Ахматовой, пытается разобраться в истоках человеческих страданий в России.

Мы — заложники атомных станций, рваный рубль стоит наша жизнь.

Для чего нам теперь бороться? Нету воли, нет веры, нет сил...

Нас бесшумный сапожек горца равнодушно к земле придавил.

В тревожные годы перестройки Юлия Владимировна смело защищает военную поэзию: Николая Майорова, Алексея Недогонова, Семёна Гудзенко, Алексея Фатьянова от нападок литературных чиновников. Ради спасения родной Советской армии от разрушения, Юлия Друнина стала народным депутатом СССР, членом Верховного Совета.

Я люблю тебя, Армия, — Юность моя!

Мы — солдаты запаса, твои сыновья.

Депутат Ю.В. Друнина пыталась всячески пресекать бюрократизм и ханжество сытых чиновников в отношении к ветеранам-афганцам: «Я так вас понимаю, дети, — на бэтээрах колесить сподручней всё ж, чем в райсовете благодеяния просить».

В решительные для страны дни 19-21 августа 1991 года Юлия Друнина одна из первых выступила на защиту Белого дома... Много жертв принесла горбачёвско-ельцинская перестройка. Но она дала и героев! Один из них — человек-легенда, генерал-лейтенант Лев Яковлевич Рохлин. Лидер военной оппозиции, герой афганской и чеченской войн, депутат Госдумы, отдавший жизнь свободу России...

ХХ век человечества Планеты отражён в летописной истории как эпоха жестоких войн и революций. Юлия Друнина мечтает о том времени, когда на Земле воцарится прочный мир.

О, как были бы мы спокойней, как прекрасна была бы жизнь,

Если б все на планете войны на футбольных полях велись!

Как человек стойкого Духа, Юлия Друнина вызывала огонь на себя. Продолжала сражаться с врагами Родины, пока у поэта был надёжный тыл: супруг, известный сценарист, фронтовик Алексей Каплер. Ему посвящены лучшие стихи о любви.

Ты рядом — и всё прекрасно. И дождь, и холодный ветер.

Спасибо тебе, мой ясный, за то, что ты есть на свете.

***

Но без тебя я безоружна и беззащитна, как мишень...

Печальна последняя строфа... Вспоминаются строки из письма Михаила Исаковского Юлии Друниной: «...Стихи у Вас простые, хорошие, искренние, человечные. Вы — человек несомненно талантливый». Исаковский пишет о недосказанности в лирике поэта. О том, что в некоторых стихах Юлии Друниной чувствуются ноты некой обреченности. От души советовал этого избегать...

Поэт черпает вдохновение в горах. Горы... Испокон веков притягивают величавые горы людей смелых, решительных, сильных духом! С радостью великой стремится в горы и Юлия Друнина.

Горы спят в сиреневом дыму...

Северного ветра дуновенье

Со щемящей нежностью ловлю.

Поэт считает, что исцелиться от трагического одиночества можно лишь, посетив родные заповедные места гениальных русских поэтов. Советовала это и друзьям: «Есть в России светлые места. Если друг тебя в горе кинет, если вдруг на душе пустота, то пойди приложись к святыне. Поброди вдоль тригорских прудов, по михайловским ласковым рощам — там всё сложное станет проще...»

Весьма жаль, что в минуты отчаяния поэт не смог побывать на родине Пушкина, дабы приложиться к святыне.

О трагических судьбах поэтов Серебряного века Цветаевой и Ахматовой писала Юлия Друнина:

Марина и Анна, Марина и Анна! —

Гремят имена словно голос органа.

Величие Анны, мятежность Марины...

И всё ж мы повинны. И всё ж мы повинны!

Похоже и мы, современники Юлии Друниной чём-то провинились в драматическом завершении пути поэта. В том, что равнодушно прошли мимо человеческого трагедии... Не доглядели. Не уберегли...

Нежно, с любовью рассказал о поэте в книге «Планета «Юлии Друниной» Николай Старшинов. Юлия Друнина, пишет автор, стоически переносила все тяготы военной и послевоенной жизни. Её стихи точны, лаконичны, глубоки. Юля — неисправимый романтик. Высокую оценку её творчеству дал Николай Тихонов, отметив прежде всего смелое стихотворение «Штрафбат», посвящённое самым незащищённым и бесправным бойцам Красной Армии. Юлия Друнина особенно любила стихи и песни о гражданской войне — «Каховка», «Орлёнок», «Тачанка». Занималась верховой ездой. Восходила на горные вершины Коктебеля, Старого Крыма. Не переносила равнодушия, компромиссов. С болью в сердце переживала распад СССР, распад армии. Старалась поддержать духовно ветеранов-афганцев.

...Но не теряйте гордость, дети. В житейской темноте всегда

Пускай до старости вам светит Солдатской верности звезда.

После ухода с земли в 1979 году Алексея Каплера наступила тяжкая долгая пора одиночества Юлии Друниной, окончившаяся трагическим уходом из жизни...

Хочется думать, что жизнь поэта, полная романтического и героического начала, не прошла даром. Время тому подтверждением. Пламенная поэзия Юлии Друниной перешла в народ... Лирические строки гармонично проникают в самое сердце. Стихи поэта любят, читают, заучивают наизусть многие поколения людей. Ещё одним доказательством любви всенародной стало открытие крымскими астрономами Николаем и Людмилой Черных новой малой планеты под № 804, с любовью названной именем Юлии Друниной...

Юлия Друнина верила в победу Добра над злом. В победу Справедливости. «Умирает всё, что лживо. Заживают раны. Побеждает справедливость поздно или рано», — писал Марк Лисянский. И поэт Юлия Друнина в своей патриотической лирике вопрошает:

... Но как же дальше

Жить тогда?

Где Справедливости звезда?

Легло на смысл жизни вето.

Майя Мартолина

ЮЛИЯ ДРУНИНА

В сиреневой дымке величие гор

И радуг небесных паренье...

И яблонь цветущих багряный узор,

И ржи васильковой свеченье —

Пленили твой светлый мечтательный взор

В бескрайней России — с рожденья!

С романтиков звёздных неведомых сфер —

С «пилота Сент-Экса» и Бруно

Отчаянно, дерзко брала ты пример

На жизненных вехах превратных...

В великой державе — СССР

Красивой и смелой, и юной —

Тургеневской девушкой в пекло войны

Экипировалась поспешно...

...............................................................

Не вынесла только развала страны —

Войной опалённая Верность...

Мгновенно взлетела в Небесные сны —

В лучисто-вселенскую Нежность...

Майя Мартолина

Юлия Друнина