Главная > Блоги > «Мои стихи – скорее крик души…»

«Мои стихи – скорее крик души…»

поэт, журналист

Известный рязанский журналист и поэт Николай Володин (1947 — 2014) большую часть своей земной истории вершил на Заводской улице рабочего поселка Александро-Невский на Рязанщине. В книгу Николая Володина «Шёл солдат», посвящённую 60-летию Великой Победы, вошли его очерки о людях, чьи судьбы властно изменила Великая Отечественная война.

Николай Володин родился в 1947 г. в г. Туле, вырос в д. Бахметьево Александро-Невского района, в 1965 г. закончил Александро-Невскую среднюю школу. В 1966 г. был призван в ряды Советской армии. Отслужив 2 года во Владивостоке, в 1968 г. поступил учиться на факультет журналистики Львовского высшего военно-политического училища. Окончив его в 1972 году работал в военной печати. Печатался в альманахах «Подвиг» и «Сибирь», в коллективных сборниках. Работал специальным корреспондентом журнала военные знания" в г. Москве и одновременно трудился в редакции газеты «Новодеревенские ВЕСТИ». Занимался документальной публицистикой. В книгу известного рязанского журналиста и поэта Николая Володина «Шёл солдат», посвящённую 60-летию Великой Победы, вошли его очерки о людях, чьи судьбы властно изменила Великая Отечественная война.

От автора:

«Узнав, что выходит эта моя книга, один из знакомых, сам человек пишущий, удивленно воскликнул: „Когда же ты успел её написать?!“.

Вопрос не показался мне риторическим. Чего скрывать, я никогда не думал о том, что герои моих очерков и зарисовок соберутся когда-нибудь вместе, в одном издании. Просто, выполняя задание редакции, я пытался обязательно встретиться с фронтовиками и внимательнейшим образом выслушать их незатейливые, но мудрые рассказы о фронтовых буднях. Я даже не пытался показать старых солдат сверхчеловеками, сумевшими не только выстоять под напором фашистского зверя, но и сломать ему хребет.

И когда получил предложение собрать всё написанное в книгу, то без раздумья согласился. Ведь каждый из моих земляков — фронтовиков вполне достоин того, чтобы о нём было создано отдельное произведение. Но такая задача практически невыполнима. Так пусть же в свет выйдет издание, которое хоть в какой-то мере расскажет о героических делах новодеревенцев на фронте и в тылу...» В книгу «Шёл солдат» вошли 65 очерков о фронтовиках, прошедших войну, переживших послевоенное лихолетье, героях труда и скромных людях, живших по соседству.

По отзывам однокурсников: Поэт деревни Николай Володин (Виктор Андрусов)

(на снимке: выпускник факультета журналистики ЛВВПУ лейтенант Николай Володин. Фрагмент из журнала «АТАКА», который издавался в училище каждый год по случаю очередного выпуска молодых офицеров-журналистов. Львов, 1972 год).

выпускник факультета журналистики ЛВВПУ лейтенант Николай Володин. Фрагмент из журнала «АТАКА», который издавался в училище каждый год по случаю очередного выпуска молодых офицеров-журналистов. Львов, 1972 год

ЗОЛОТЫЕ РОССЫПИ ЕГО ПРОНЗИТЕЛЬНЫХ СТИХОВ

***Мои стихи — скорее крик души,

(И пусть их кто-то называет прозой!)

Они со мной испытаны морозом

В глуши таёжной, в каменной глуши...

***Я говорил смешно, витиевато,

Так говорил, не ведая того. . .

Стихи — они совсем не виноваты,

Что не дошли до сердца твоего!

***Чем живу я и что мне грезится,

Что пою на крутом вираже, -

Записать бы осколком месяца

На распахнутой настежь душе...

***Я счастлив, что по-своему живут мальчишки,

Гоняю с ними мяч, забыв дела.

Ошибки? Есть! Я родом не из книжки,

Я — РОДОМ ИЗ РЯЗАНСКОГО СЕЛА!

***Я живу! И дышу. И мечтаю.

Жарко ту люблю, что нынче вдалеке.

Оттого и снежинки тают

На ресницах и на щеке...

***Расстаёмся, горестно прощаемся,

Пишем торопливо адреса

И оставить в сердце мы пытаемся

Рук тепло и смех, и голоса...

***Я писем жду. Коротких и длинных. Любых.

Поверь, что я буду без писем твоих,

Как тополь без листьев, как счастье без слёз,

Как Русь без тальянки и белых берёз...

***Смотрю на церковь. Молча. И боюсь

К ней сделать шаг тревожно и устало.

И, грешник, я на женщину молюсь,

Которая меня не предавала...

***Что там дивного края экзотика,

Что изысканный, томный Париж,

Когда ты в своём платье коротеньком

Под поющей берёзой стоишь?!

***Да, конечно, я встречал красивее,

Называл их песней и судьбой.

Был любим. Но был ли я счастливее,

Чем с простой и ласковой тобой?

***А ты смеялась. Звонко так смеялась,

Как будто бы резвился ручеек,

Как будто бы дорога возле ног к загадочному счастью начиналась...

***Не забыл тебя белую-белую.

Я смешон и наивен? Пусть!

Снова сердце прыгает белкою

По ветвям сладострастных чувств...

***Между нами — пять часов разлуки,

Пять часов — ну что они в судьбе?

Я уже протягиваю руки

Ласковой, единственной — тебе...

***И было лишь вино отрадой, «вокзалом» душу называл,

Но, просветлённый Вашим взглядом, я трезвый и счастливый стал!

И даже ветреная осень мне не мешает песню петь.

Опавший лист уже не просит меня с ним вместе догореть.

Я весь какой-то обновлённый, я весь какой-то молодой...

Быть может, взгляд Ваш затаённый стал для меня живой водой?!

***Страшней всего, когда убита нежность:

Её — не воскресить, не возродить.

Заботливым и добрым — можно быть,

Но это — не любовь. Скорей — прилежность...

Глотнуть сейчас бы шумно леса свежесть,

Потом рвануть рубаху на груди.

Я говорю: во мне убита нежность,

Какой я есть, ты уж сама суди...

***Отцвела любовь вишней белою — ничего с собой я не сделаю —

Не могу пропеть вновь признание... Снег стряхнула ветвь на дыхание.

Где-то здесь, в саду, старость прячется, на глаза мне не покажется.

Да и с ней, седой, что я сделаю?

Отцвела любовь вишней белою...

***Теперь до смерти мне не погрустить,

Теперь до смерти мне не посмеяться...

Так просто и легко любимым быть.

Так трудно нелюбимым оставаться...

***Поскорее, жена, дай мне ручку, тетрадь,

Что-нибудь напишу, есть такая забота.

Я не вечен. Придётся и мне умирать —

В январе под метель умирать неохота...

***Не поминайте меня лихом, накрыв доскою гробовой:

Я не был буйным, не был тихим — я прожил жизнь самим собой.

Я был ершист, был не уютен, поблажки от себя гоня,

Я всяким был... Вот только трутнем не надо называть меня.

Николай Володин, выпускник факультета журналистики ЛВВПУ 1972 года.

15 января 2014 года сердце Николая Володина остановилось...

Произведения Н. Володина опубликованы в сборниках «Водовороты», «Отава», выпущенных Рязанским издательством «Поверенный» в 2007 году, других книгах.

Письмо Бори Анушкевича —

любимого всеми однокурсниками младшего командира, тепло именуемого душой коллектива:

Талантливый русский поэт Николай Володин родился и большую часть своей земной истории вершил на Заводской улице рабочего поселка Александро-Невский на Рязанщине. Это в двух часах езды от села Константиново, где родился Сергей Есенин. Таланты, конечно, не сопоставимы, но вечные темы любви к родной земле, к человеку, другу, женщине — основа творчества того и другого. И НАШ КОЛЮНЯ в ЭТИХ своих стихах наиболее близок к корифею, также естественен, чувственен, нежен, также удивителен и богат в используемых поэтических красках... У меня сохранились записи лекций, где я упражнялся в стихотворчестве, а он рукой мастера крушил мои жалкие, корявые потуги... Страницы конспектов с его стихами (именно поэтому тетради эти храню), собирался сканировать и подарить ему...

9 июня 1987 года «неслабый десант» в семь человек москвичей — воспитанников нашего курса + Витька Белозеров — уселся за столами квартиры семьи Володиных в Невском. Галина — жена Коли — хлопотала вокруг нас с выпивками-закусками — отмечали 40-летие Володина: поздравления, тосты, стихи, юморески о львовских похождениях ... Потом шумной компанией отправились в редакцию местной газеты, где публиковался Коля...Там пели, танцевали... Продолжили праздновать в деревеньке, куда нас отвезли на грузовичке. Гуляли допоздна. Устали и заснули в заброшенном деревенском доме, благо лето было теплое... Кто-где, кто-как...

Потом провели футбольный матч между собой. Как же было нам хо-ро-шо и воль-гот-но! Кстати, в деревне нас постоянно сопровождал и развлекал местный лихой мужичок с гармошкой... Потом, разъехавшись по домам, мы несколько лет находились под радостным впечатлением этой поездки на бело-берёзовую Рязанскую землю...

Думаю, каждый из нас, однокурсников Коли Володина, помнит немало забавных историй с его участием. И каждый из нас всю предстоящую жизнь будет наслаждаться его стихами. Вместе с ним мы прожили четыре года молодой и уже потому яркой жизни. На наших глазах рождались его волшебные поэтические строки...

Борис Анушкевич, старший сержант-курсант в годы учёбы на журфаке

Из сборника «Ромашковый луг»:

Солдат

В толпе толкнули инвалида.

Нечаянно, но добольна.

А-гордый! -он не подал виду,

Лишь зазвенели ордена.

Мы падали, когда толкало

Нас, как его, здоровых нас.

Он —устоял: его держала

Земля, которую он спас...

Из сборника «Отражение души»

Русь

Село, бывает избегаем...

Приедешь, этот грех простят

И солнцем, хлебным караваем,

В дожди и бури угостят.

Здесь, умирая не изменят.

Слов презирают пустоту.

И в человеке крайне ценят

Святынь, святыню-доброту.

И, попивая квас, да бражку,

Ногою топнут-степь гудит!

Здесь души в каждом нараспашку-

Без стука в каждую входи.

Здесь никого беда не скрутит:

Встают стеной, плечом к плечу.

А кое кто всё хочет сути:

Мол, как всё это? Я —молчу.

Спешу с сельчанами сдружиться,

Пою, пою-не напоюсь!

Чему, скажите мне дивиться?

Ведь это истинная Русь!

К рубрике ПОЭТЫ АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОГО

Николай Володин Володин беседует Володин берёт интервью

Комментарии

Добавить

Поля, помеченные звездочкой, обязательны для заполнения.


 
Нина Анатольевна написал(а) 17 апреля, 2019 в 09:41
Читать его очерки невозможно без слёз, словно на кальку переводил прожитое и пережитое ветеранов. В живых почти никого не осталось... тем ценнее его стоки о них.
Нина Анатольевна написал(а) 17 апреля, 2019 в 09:40
Читать его очерки невозможно без слёз, словно на кальку переводил прожитое и пережитое ветеранов. В живых почти никого не осталось... тем ценнее его стоки о них.