В Рязани

Военные ветры. В Рязанском театре на Соборной прошли II международные творческие режиссерские мастерские 6+

27 апреля в Рязанском государственном областном театре для детей и молодежи (на Соборной) состоялся показ эскизов в рамках II международных творческих режиссерских мастерских «Военные ветры». Презентация работ завершила работу проекта, проходившего при поддержке министерства культуры и туризма в рамках мероприятий Года театра.

Участниками мастерских в этом году стали четыре режиссера — Томас Лещински из Польши, а также столичные режиссеры Екатерина Петрова, Филипп Гуревич и Михаил Егоров. В заключительный день работы мастерских они представили зрителям свое видение произведений о Великой Отечественной войне. Тема была выбрана неслучайно — в преддверии 75-летия Великой Победы, отметила художественный руководитель театра Марина Есенина, есть возможность поговорить с молодежью о времени, которое многие знают лишь по фильмам. Между тем, герои большинства произведений о войне — сверстники тех, кто сидит в зале, нынешних подростков, просто взрослеть им пришлось в совершенно иных условиях, защищая родину.

Аудитории мастерских как нельзя лучше соответствует работа Филиппа Гуревича «Мой бедный Марат» по одноименной пьесе Алексея Арбузова. Первую часть известного произведения советского драматурга режиссер дополнил дневниками детей блокадного Ленинграда, где происходит действие пьесы — записями Тани Савичевой, Юры Рябинкина и других. Герои «Моего бедного Марата» — подростки Лика, Марат и Леонидик. Спасаясь от гибели, они встречаются в одной из пустых квартир, и находят не только поддержку, но и судьбу — между ними образуется своеобразный любовный треугольник, в котором есть место любви, презрению, предательству и ошибкам. Главные роли в эскизе исполнили Дмитрий Мазепа, Светлана Медведева и Константин Ретинский. Актерский состав, по словам критика Павла Руднева, выступившего на мастерских в качестве эксперта, является одним из достоинств постановки.

— Обычно Марата играют актеры лет за сорок. Здесь не так, так как исполнители и сами молоды. Продумана и безэмоциональность героев. О положении человека на войне писали и Шаламов, и Франкл — нужно экономить силы, чтобы выжить, а эмоции — это силы, — отметил Павел Руднев.

В свою очередь, коллега Руднева, Армине Оганесян подчеркнула, что спектакль получился больше о любви, чем о войне. Критик также отметила яркие актерские работы и «живой» характер спектакля, в котором, несмотря на военную тему, нашлось место и теплому юмору.

— Это, конечно, история любви, дающая силы жить, ведь когда любишь — хочется жить. Очень хорошо, что есть контраст — это голод и холод снаружи, и душевная теплота, что есть место для юмора, — отметила критик.

Герои еще одной постановки, представленной в рамках эскизов — работы Михаила Егорова, «Молодой гвардии», тоже молоды. Знаменитые партизаны, казненные фашистами, о судьбе которых в своем романе рассказала Александр Фадеев, в эскизе режиссера оказались студентами, изучающими пьесу для постановки, а сам рассказ о подвиге молодогвардейцев становится своеобразным класс-спектаклем. Анализируя спектакль на традиционном обсуждении, Павел Руднев и Армине Оганесян единогласно отметили сложность работы над прозаическим произведением, выделив необычную форму подачи материала, однако заявили и о том, что в часовой постановке автору не удалось ни наметить пунктиром дальнейшего развития событий, ни сложить фрагменты романа в единое целое.

— Проза Фадеева — это опасный материал, у которого режиссер оказался на лопатках, — подчеркнул критик.

Военная тема четко прослеживается и в эскизе Екатерины Петровой по пьесе «Русская увертюра» Хайнера Мюллера. Немецкий драматург — едва ли не самый известный театральный автор в европейском пространстве, однако в России он мало ставится в театре. Его «Русская увертюра» — первая часть пьесы «Волоколамское шоссе», основой которого стала одноименная повесть А. Бека. Рассказ о первых днях войны, ужасе, убийствах, жизни, утонувшей в крови, непролазной осенней грязи, у режиссера получается максимально жестким и откровенным — находится здесь место темам, которые не принято было поднимать долгое время. В их числе — дезертирство в военной среде, страх, сопровождавший солдата каждый день, а также «женское лицо» войны —командовать потерянными мужчинами доводится женщине, оказывающейся гораздо сильнее своих «коллег» морально. Метафизика эскиза, в котором есть место и жестокости, и разговорам на неприятные темы, и грязи в прямом смысле этого слова, оказалась не прочитана ни зрителями, которых, она, впрочем, зацепила, ни критиками.

— Этот эскиз из четырех представленных для меня оказался самым сложным. Метафизика этого спектакля оказалась для меня не раскрытой до конца, несмотря на замечательные образы и роли, — отметила Армине Оганесян.

Если предыдущие постановки показывали военную тему со советской стороны, то Томас Лещински из Польши попытался представить иной взгляд — его эскиз был основан на пьесе «Немцы» Леона Кручковского. Пьеса, опубликованная после окончания войны, была надолго забыта и лишь сейчас переживает второе рождение — к ней обращаются театры, ставя ее на сцене. Секрет подобного интереса — в том, что автор, избегая какого-либо обличения, рассматривает войну с философской точки зрения. В центре его внимания — не противники, а немецкая семья. Ее глава живет по принципу «меня это не касается», однако этот принцип разрушает его семью — сын служит в вермахте, а итоги его научных трудов используются в концлагерях для опытов над людьми. Жизненная философия исследователя разрушается в один день, когда к нему за помощью обращается ученик, бежавший из концлагеря. Позиция ученого приводит к разрушению семьи — та оказывается в центре внимания полиции, а его дочь Рут жертвует своей жизнью ради незнакомого ей человека. Сложный подтекст пьесы столь же сложно реализован сценическими средствами — действие начинается прямо в зале, переходя из партера на балкон или в ложу, а зрители становятся «главными героями» документальной кинохроники. Впрочем, по мнению критиков, подобный шаг оправдан важностью заявленной темы — «сатана сидит в каждом из нас», и каждый в ответе за свои поступки.

— Зритель ожидает, что немцев будут ругать, но этого здесь не происходит — здесь нет внешнего врага, есть враг внутренний, с которым должен бороться каждый из нас, об этом хочет нам сказать автор, — отметил Павел Руднев.

Мастерские доказали — о войне стоит и можно говорить со зрителем с помощью необычного выбора материала и необычных художественных средств воплощения, отметили участники лаборатории. Вместе с тем, важен и отклик, который получаешь, представляя свои работы — ведь именно для зрителя устраиваются подобные встречи, где важная обратная связь. Какой из эскизов будет представлен на сцене — покажет время, тем более, что оно еще есть, как и выбор: по словам художественного руководителя театра Марины Есениной, есть спектакли как для большой, так и для малой сцены.