Главная > Блоги > Песня — это силища, песня — это счастье!

Песня — это силища, песня — это счастье!

Певица, солистка «ВСВ трио».

22 октября в Рязани выступит необычное трио, исполняющее джаз, обработки классики, авторскую музыку. Речь идет о «ВСВ трио».

Необычно оно хотя бы тем, что все его участники живут в разных городах. Автор проекта Виктор Колесов (гитара) — в Вологде, Сергей Кузнецов (губная гармоника, кларнет, саксофон, гитара) — в Ярославле, ну а Вика Андреева (вокал, перкуссии, пиано) — в Череповце. Однако географические расстояния не мешают этому удивительному музыкальному созвучию.

Рязанцы уже имели возможность оценить выступление Виктора Колесова: он приезжал в Рязань с другим своим проектом «Петрович бэнд». Сергей Кузнецов также хорошо известен горожанам — как лидер группы Overdrive Blues Band.

Творчество Вики Андреевой пока еще мало знакомо рязанской публике. Оно строится в основном на сочетании фольклора и джазовой гармонии. Российские и зарубежные музыкальные издания неоднократно писали об уникальных «многотембровых» вокальных данных этой певицы, ее песни вошли в репертуар известной артистки Анжелики Варум.

В преддверии концерта корреспонденты сайта vezdekultura.ru связались с Викторией Андреевой, чтобы побеседовать о ее жизни и творчестве. Она оказалась очень светлым и искренним человеком — под стать своей музыке.

Виктория, ваш голос называют уникальным из-за его «многотембровости». Как считаете, это в большей степени «подарок природы» или результат кропотливой работы?

— Многотембровость... А такое разве бывает у одного человека? Тембр — один. А вот оттенков у него — множество. Значит, правильнее сказать, — разнотембровость...

Кропотливого труда здесь точно не было. Хотя, я могу и люблю работать много и самозабвенно, скрупулезно. Но это, скорее, относится к аранжировкам, написанию музыки или... работе с деревом: очень нравится пилить, шкурить, мастерить... А вот чтобы оттачивать свое вокальное мастерство... Лень. Каюсь. Пою как получится. Но — с огромным удовольствием и уважением к песне, авторам и слушателям. Опять же, поклон родителям! Они оба певцы. Классические. Заслуженные работники культуры! Они для меня — авторитет в вокале! До сих пор поют и руководят хорами. Живут, трудятся и радуются КАЖДОМУ дню!

С детства слышу родительское: «Песня — это воздействие, это силища огромная, это счастье!» И, действительно, смотришь на их лица, когда они поют, и нет сомнений: так оно и есть!

Кстати, у меня и почерк разный. Какая ручка — такой и почерк. От настроения еще зависит... Получается, что какая песня, такой и тембр, содержанию соответствующий... (Вернее, оттенок тембра).

«Музыкальная школа! Чтоб ты сгорела!»

Некоторые известные музыканты признаются, что в детстве их чуть ли не из-под палки заставляли ходить в музыкальную школу. Как началась ваша история знакомства с музыкой и музыкальной грамотой?

— У меня противоречивые воспоминания... «Музыкальная школа! Чтоб ты сгорела!» — так я мечтала лет пять. Потом приехала новая учительница по сольфеджио и... стало понятно: музыка — это интересно, увлекательно, свободно! С тех пор я уверена: найдите вашему ребенку заинтересованного, увлеченного, нестандартного педагога, а правильнее сказать — Музыканта, и у вас будут здоровые нервы и больше времени на себя.

Правда, бывают такие дети (или студенты), перед которыми хоть вывернись, им по барабану. Просто они для другого родились, у них другой путь...

И снова — нижайший поклон родителям за твердое решение (местами даже с применением силы) — не поддались слезам и мольбам моим о горьком и тяжелом существовании в храме музыки — музыкальной школе!


Какую музыку слушали в подростковом возрасте? Был ли у вас период «бунтарства», если да — в чем оно выражалось?


— Период бунтарства, видимо, прошел мимо меня. Или мне некогда было вступать в данный период. Помню, что класса с третьего-четвертого уже подыгрывала хору старшеклассников на выпускном. Правда, не по нотам, а «на подборе». Каждый год родители покупали путевку на первую смену в пионерский лагерь, а на вторую смену я уже сама зарабатывала себе — тем, что была в этом лагере музработником.

Пели все! Пели песни советских композиторов — и детские, и взрослые. Нам повезло! Это были действительно Песни! Красивые, смысловые, патриотичные! Настоящие!

Помню, играю (и пою, конечно же) песню Пахмутовой «Любовь, Комсомол и Весна!», а у самой внутри мурашки бегут и гордость горло «давит». А сейчас?! «Ты целуй меня везде, восемнадцать мне уже...». На частушки похабные похоже.

«Дяденька с дудочками» и «Дяденька в шляпе»

Ваше творчество многогранно, но в основном — строится на сочетании фолк-музыки и джаза. Как вы пришли к этому стилю, что вдохновило на музыку именно в этом ключе?

— Люблю и джаз, и фолк! Когда я в 1980-м году поехала поступать в Вологодское музучилище, родители были в отъезде, и о моем спонтанно принятом решении даже не догадывались.

Так вот. Решение поступать я приняла, а на какое отделение — не решила. На фортепианное? Не потяну. На академвокал? Не хочу. Тогда на духовое — решила я (музыкалку-то закончила по классу фортепиано и кларнета). И, скорее всего, так бы и случилось, но... слава Богу, не случилось! Вернее, случилось по-другому. Бог вовремя послал мне нужного человека, который (вернее, которая) взяла меня за руку и отвела на недавно открывшееся отделение народного пения. И началось волшебство! Мурашки во время извлечения звуков аутентичного пения бегали, не останавливаясь, и по телу разливалась необыкновенная глубина и широта, если можно так описать свои ощущения...

Итог: преподавая в колледже эстрадно-джазовый вокал, я всех поступающих на это отделение агитирую... поступать на народное! Несколько раз удавалось! И ни одна из бывших абитуриенток еще не пыталась отравить меня в буфете за то, что я исковеркала ей судьбу и перекрыла путь Великой джазовой звезды!

В Рязани вы будете выступать в составе уникального трио. Как вы нашли друг друга, как возникла идея сотворчества?

— Да... нас трое! С Виктором (Колесовым, — прим. Ред.) мы играем давно, уже больше двадцати лет. У нас много совместных проектов накопилось. Друг друга с полуслова понимаем, с полувздоха. Это самый лучший аккомпаниатор для меня! Великолепный аккомпаниатор! А это, знаете ли, немаловажно. Певица может и «не открыться», если ее «не слышит» тот, кто рядом. Недавно я изрекла: аккомпаниатор — это как постель, на которой спишь. На одной — ты высыпаешься, а с другой — встаешь вся разбитая.

В общем, я его (Виктора) очень люблю и уважаю!

А как он смеется!!!

Теперь о Сергее Кузнецове... Верите, я в час говорю больше слов, чем Сережа за неделю.

Сережа — скала! И при этом — мягкий, как подушечка!

Это очень целеустремленный человек. Для него нет слова «трудно» или «невозможно».

Он занимается! Часами! Он добивается. Виктор, кстати, тоже из этой когорты. Труженик! Я так не могу...Хотя, могу, конечно, но не буду. Я — лень! Но ведь кто-то должен?!

Сережу я тоже люблю!

А как он молчит!!!

На своих концертах мы часто поем песни советских композиторов. И молодые ребята с удовольствием, судя по отзывам, слушают всю эту неумирающую красоту. Даже дети! Им нравится «дяденька в шляпе», «дяденька с дудочками» и тетенька, которая размахивает руками и широко раскрывает рот, сильно закидывая при этом голову! Увлекательнейшее зрелище!

«Моя хандра меня боится»

Виктория, как вы относитесь к осени? Испытываете ли осеннюю хандру, и если да — какое средство лучше всего подходит для борьбы с нею?

— Осень я очень люблю! При условии: тепло, солнечно и без ветра! Красота кругом необыкновенная! Наконец настоящие дыни и арбузы, мои любимые! Винограда завались всякого...Опять же, картошечка молоденькая, в мундирчике, с рыжиками... В магазине покупаешь разве что хлебушек, остальное — самое вкусное, полезное и красивое — для тебя подсуетили твои дорогие, любимые родители! На, доченька, наслаждайся и радуйся! Будь здорова и счастлива! И доченька наслаждается и попискивает душа ее от теплоты и заботы родительской... Ну как же можно не любить осень?!

Чем спасаюсь от хандры? Да она, по-моему, сама меня боится. Я как-то раз ее придушила малость и попросила держаться подальше от меня. Вроде, пока слушается...

И потом, имбирный чай. Каждое утро. И не только осенью.

Я, пока его не выпью, вообще ни с кем не разговариваю, потому что сплю на ходу. Сейчас приучаю себя ложиться до полуночи. Сложно пока. Все же привычка часиков до двух, а то и до четырех ночи что-нибудь потворить...

Виктория, как происходит рождение новых песен, новых музыкальных тем, образов? Что помогает вашему творчеству?

— Всё! Всё что вижу, слышу...С кем общаюсь, с кем прощаюсь... Кланяюсь Всевышнему!

Верите ли, я пишу музыку в двух состояниях. Первое: когда нужно быстро запомнить или записать то, что льется от Него. Это обычно занимает минут пять-десять. Второе: могу днями пыхтеть над двумя фразами и выдать что-то такое, в духе Вики Андреевой, и закончить только потому, что времени уже не остается. Заказчик тоже умеет пыхтеть, ожидая. Мне иногда кажется, что ОН сидит там у себя Наверху, посмеивается и говорит: сама, сама...

Беседовала Оксана Калашникова

Концерт «ВСВ-трио» состоится 22 октября в джаз-кафе «Фонтан»