Главная > Блоги > «В каком-то смысле, мы тоже инди-музыканты»

«В каком-то смысле, мы тоже инди-музыканты»

вокалист, лидер группы «Кипелов»

13 апреля во дворце спорта «Олимпийский» Рязань встречала именитого рок-вокалиста Валерия Кипелова. Он представил программу к 15-летию группы «Кипелов», а также новый альбом «Звёзды и кресты», который вышел в сентябре 2017 года. Корреспондент нашего портала, давно увлекающийся творчеством группы и присутствовавший в зале, отмечает, что концерт подарил рязанцам самые яркие эмоции!

Легко, азартно, профессионально, честно звучали давно любимые хиты, от «Потерянного рая» до «Я здесь»; новые и новейшие композиции — и задорные («Выше»), и мистические («Дама Пик»), и посвящённые историческим событиям («Косово поле», «Непокорённый», «Звёзды и кресты»). Отличный звук, мягкий искусный свет, мастерские вокальные и инструментальные партии, непринужденное общение вокалиста с публикой — всё это почти сразу «зажгло» и, можно сказать, преобразило зал. В пятницу вечером люди пришли подуставшими, кто-то даже на взводе. Но прозвучала одна, другая, третья песня, — и потеплели радостью лица! Пели в унисон, махали и аплодировали артистам, танцевали в фанзоне... Безусловно, сам Валерий Александрович тоже ощущал эту крепкую обратную связь — и поделился, вызвав новые аплодисменты: «Перед концертом у меня брали интервью, прозвучал вопрос: что меня связывает с Рязанью? Я хочу рассказать, что в Рязани состоялся мой дебют!

Действительно, за несколько дней до концерта Валерий Кипелов обстоятельно побеседовал с корреспондентом Vezdekultura о новом альбоме, о творческом поиске — и о прежних выступлениях в нашем городе.

В гастрольном списке Рязань следует за Минском. Очень интересно, как приняли вас в Белоруссии с новой программой.

— Это был важный для нас концерт... Последний раз мы выступали в Минске в 2012 году. Я так понимаю, поклонники по нам соскучились, отношение было очень хорошее, зрители постоянно пели вместе с нами. Мы сыграли много песен, которые в Минске не звучали ещё не разу. Программа нынешнего тура посвящается 15-летию группы «Кипелов», но мы не могли обойти вниманием и новый альбом «Звёзды и кресты», так что это была и презентация. По-моему, всё получилось!

А в Рязани Вы бываете, может, для Вас есть здесь какие-то особые места?

— Я не так часто бываю в Рязани, а если приезжаю, в плотном графике не получается посмотреть город, тем более, понять, что в нём изменилось с прошлого приезда. Но если обратиться к прошлому, то с Рязанью связано очень много впечатлений в моей музыкальной карьере! Именно здесь началась моя сольная карьера. В 80-е годы, в составе ВИА «Лейся, песня!», я впервые вышел на сцену концертного зала имени Есенина в Рязанской областной филармонии с песней «Мама». Я помню это ощущение, когда ты один и тебе нельзя ни за кого спрятаться. Стоишь на виду, и всё зависит только от тебя. А в 1987 мы отыграли именно в Рязани первый концерт с «Арией» сразу после того, как в группе поменялась часть музыкантов...

Как определяется репертуар для выступления в каждом городе?

— Это непростой вопрос, мы обычно откладываем составление сет-листа до последнего момента. Стараемся не повторить уже сыгранную программу; многое зависит и от моего личного самочувствия, и от складывающейся обстановки. Трагедия в Кемерово и траур в стране 28 марта повлияли на программу концертов в те дни...

Вам важно, чтобы Ваши глубокомысленные песни слушатели понимали точно, или каждый волен приписывать им собственный смысл?

— Очень многие воспринимают песни по-своему, видят такой смысл, который мы и не думали вкладывать. Например, «Дыханье тьмы» воспринимается как история о полёте летчика, а на деле связана с историей группы. Много версий было о песне «Пророк». И мне даже интересны эти версии прочтения. Интересно, как в проекте «Голос.Дети» Данила Плужников спел «Я свободен». Пел ее совершенно не так, как я. Ведь это «взрослая» композиция, песня про отношения. Он сделал свои акценты. Вообще, изначальный смысл песен зачастую скрытый, но лежит на поверхности для тех, кто с нами на одной волне, знает историю группы, наши приоритеты. Конечно, некоторые вещи понимаются однозначно. Например, «Косово поле». Впрочем, когда я пою, я представляю и какие-то другие поля, Куликово поле, поля русских сражений.

Как родилась песня «Звёзды и кресты» и почему стала центральной в альбоме?

— Она не центральная, а первая в альбоме, мы часто называем альбом по первой композиции. Она объединяющая, можно сказать... Я в последнее время смотрю много политических передач, смотрю ток-шоу, мне интересно всё, что происходит. И я вижу, что зачастую история нашей страны воспринимается односторонне. Кто-то отвергает события 1917-1991 годов, вымарывая их чёрной краской, кто-то говорит, что история до революции — это одна история, а история после 1991 года —это другая Россия. А мне очень хотелось создать песню о том, что я тебя, Россия, принимаю и со звёздами, и с крестами. О том, что история неразрывна. И от этой истории невозможно отказаться. Об этом говорит и символика обложки диска. И недаром в песне есть строки «Я лечу за тобой, — может к пропасти, может, к вершине…».

Ну а песня «Выше» из нового альбома — это давно обещанный юмор от группы «Кипелов»?

— Альбом получался серьезный, и захотелось пошалить, мы сделали такую вот песню в духе рок-н-ролла. Это такой, отчасти, гротесковый юмор... Здесь употребляются несвойственные нам фразы. «Сносит крышу» - это сленг, мы ведь не используем сленг. «Милый город, спи спокойно, сердце родины моей» — игра с цитатами из советских песен. Есть и отсылка к «Мастеру и Маргарите»... Изначально, кстати, задумка песни была совсем иная. Все пошло от притчи о лягушках, которуя я услышал на радио «Вера». Лягушка выбралась из болота на вершину, выбралась в отличие от своих товарок, потому что не слушала, что там ей кричат и советуют снизу... «У меня со слухом плохо!». Ну а позже эта идея трансформировалась вот в такой рок-н-ролл.

Что стало ключом к переменам в Вашей музыке, в ее стилистике?

— Наверное, я взрослею!... Иногда становится скучно, хочется расширить рамки. Если взять нашу версию арии Надира из оперы Бизе «Искатели жемчуга» - это как раз попытка выйти за рамки. Конечно, мы поменяли размер классической композиции, вставили большой сольный фрагмент, в духе рок-баллады... Я давно хотел спеть эту арию, я ценю ее в исполнении классических вокалистов, таких, как Лемешев. Кстати, я посмотрел сначала, что творится с этой арией сейчас, и оказалось, что ее переложили очень многие... Я думаю, Бизе не был бы на нас в обиде!

Теперь, когда вы занялись свободными музыкальными экспериментами, открыты выходы в какие-то другие жанры. Что хочется попробовать?

— Меня часто осуждаются за то, что исполняю народные песни. Но есть желание сделать несколько песен, или даже отдельный анплаговый, то есть в акустике, концерт, который отразил бы мою любовь к народному творчеству. В Минске было желание поработать таким образом с группой «Pawa» (прим.: эта фолк-группа привлекла оперных вокалистов, записав белорусский кавер на песню «Я свободен»). К сожалению, плотная занятость не дала такой возможности.

Я вот, например, слушаю группу «Muse», где у песен схожий облик, и группу «Imagine Dragons», где, напротив, каждый трек своеобразен. И не пойму, что же лучше! А вам что ближе, концептуальная музыка или «отделенные» друг от друга песни?

— «Muse» одна из моих любимых зарубежных групп... Ну а цели написать концептуальный альбом у нас никогда не было. Альбом «Жить вопреки» не концептуальный, хотя у песен есть общие темы. Последний альбом, «Звёзды и кресты», - более разносторонний. Но и «Реки времен» не был концептуальным, просто так случилось, не могу даже понять каким образом, что в каждой песне есть слово «время». Может, из-за того, что над текстами, в основном, работаем вдвоем мы с Маргаритой Пушкиной, получается ощущение чего-то «концептуального». В «Арии» была другая ситуация, там каждый писал свои песни, и получалось более разнообразно, наверное. В любом случае, я сторонник того, чтобы писать, как хочешь, как ощущаешь, - а не так чтобы песня была заточена «под альбом».

Как Вы относитесь к самодеятельному творчеству и к инди-музыке, например?

— Я-то вышел из самодеятельности, что там говорить. Я положительно отношусь, когда люди пробуют что-то такое сделать. Но если человек решил себя посвятить творчеству профессионально, нужно понимать, что тогда от многого придется отказаться. Профессионал должен быть всегда в форме. Иначе относиться к своему здоровью. Что касается инди-музыки, мы, в каком-то смысле, тоже относимся к инди-сфере! У нас нет продюсера, мы полностью независимы. Нами никто никогда не управлял, ничего не указывал, хотя знакомых музыкантов я всегда прошу высказать свое мнение о программе. Инди-музыку мне слушать интересно: от профессионалов знаешь, чего ожидать, а тут можно услышать такое, до чего никогда не додумаешься... К сожалению, не всегда эти музыканты ищут свои пути, кое-кто идет проторенной дорогой. С другой стороны, мы тоже когда-то кому-то подражали и не сразу нашли свой стиль.

С Вами нередко беседуют о спорте. Но, близ Дня космонавтики, хочу поговорить еще об одной «азартной» теме - это космос... Скажем, новости с Марса Вас увлекают?

— В своё время я, как и 99 процентов детей, тоже хотел стать космонавтом! И когда Гагарин полетел в космос, это был такой праздник, такой душевный подъем. Другое дело, что со временем полёты перестали быть чем-то романтичным... Но это риск, это опасность. Эта тема всегда мне была всегда интересна, мне хотелось бы небанально рассказать об освоении космоса. О человеке, который остался один на один с неизвестностью. Возможно, даже предложить свою версию видения первого полета Гагарина... И что касается освоения Марса, мне это интересно, точно так же, как и «приватизация» Луны. Можно видеть в этом коммерцию, а можно романтику. Для меня это романтика - поиск ответов: есть ли жизнь на Марсе, одни ли мы во Вселенной?..

Вам хотелось бы узнать, что в масштабах Вселенной мы не одиноки?

— Конечно!

Беседовала Ольга Маслова

Фото: Алексей Матвейчик